Прямой эфир
M 99.5 УКВ 73.97
Сейчас: «Персонально ваш»
Звонок в эфир:
269-97-78
«Эхо Москвы» в Челябинске
15 октября 202117:58

Четвертая волна ковида. Будет хуже, чем год назад?

Обсуждаем это в пятницу, 15 октября, в программе «Разворот» на «Челябинском эхе» и 31 канале.

Гости в студии: министр здравоохранения Челябинской области Юрий Семенов, главный внештатный пульмонолог минздрава Владимир Антонов.

Прямой эфир в 18:05. Программа транслируется на youtube-каналах «ЭХО Москвы Челябинск» и «31 канал Челябинск», в соцсетях Facebook и «ВКонтакте»

Пишите в Viber — 8 922 755 999 5. Телефон прямого эфира — 269 97 78.

В. ШАГИЕВ: Здравствуйте, в эфире «Разворот», меня зовут Шагиев Валерий. Сегодня у меня в гостях министр здравоохранения Челябинской области Юрий Семенов и главный пульмонолог области Владимир Антонов. Телефон прямого эфира 269-97-78. Если нет возможности позвонить, у нас есть Вайбер 922-755-999-5.

Коллеги, можете сказать, где мы сейчас находимся? Что у нас с ковидом? Это четвертая волна или сезонный подъем заболеваемости? Вы на что ориентируетесь?

Ю. СЕМЕНОВ: Первая волна была небольшая, вторую мы ощутили, третью хорошо ощутили. Сейчас идет четвертая волна. Вероятнее всего, что мы еще не на пике заболеваемости, потому что на данный момент мы видим рост числа заболевших. Это не только в Челябинской области, но и в России. Если сравнивать с прошлым годом или с прошлой волной, где-то пик будет ожидаться в ноябре-декабре. Судя по пройденным этапам, примерно где-то так.

В. ШАГИЕВ: Количество заполненных коек и количество резерва сейчас какое?

Ю. СЕМЕНОВ: У нас количество развернутых коек сейчас чуть меньше, чем в прошлом году. Резерв коек есть. Это стратегический резерв, то есть мы надеемся, что мы эти койки не будем перепрофилировать под коронавирусную инфекцию. Но все же, понимая всю ситуацию, мы знаем, что они быть должны. Это процесс, контролируемый правительством Челябинской области. И эту информацию мы каждую неделю отправляем в министерство здравоохранения Российской Федерации. Это контролируемый и очень важный показатель. Сейчас госпитализировано примерно столько же, сколько в прошлом году.

В. ШАГИЕВ: А что с оснащенностью этих мест?

Ю. СЕМЕНОВ: У нас есть большой шаг вперед — это больница в Малой Сосновке. У нас была чисто инфекционная больница — это восьмая, которая находится на территории городской больницы в Тракторозаводском районе. Появилась больница в Малой Сосновке. Прекрасное учреждение, современное. Быстро были сделаны выводы, были выделены губернатором Челябинской области деньги, и появилась эта больница.

Мы надеялись, что с появлением вакцины снизится количество пациентов в инфекционных отделениях. Конечно, было понятно, что нужно готовиться. Сегодня мы готовы лучше, чем это было год назад. Закуплено диагностическое и в достаточно большом количестве реанимационное оборудование. К четвертой волне, если брать по материальной базе, мы подготовились достаточно хорошо.

В. ШАГИЕВ: Владимир, вы согласны, что в ноябре у нас пик будет?

В. АНТОНОВ: Если это будет так, то я буду очень рад. На самом деле этот процесс не очень предсказуемый, есть математические модели, которые предсказывают пик с определенной степенью вероятности в декабре и январе. Это только пик. Сейчас то, что мы видим по росту заболеваемости, это еще далеко до того, что нам предстоит пережить. Естественно, это уже перевалило за те рекордные цифры по заболеваемости, которые были в прошлом году. Мы в октябре и ноябре в прошлом году думали, что дальше некуда. Оказалось, что есть куда.

И большую «помощь» в этом росте нам оказывает само население, которое категорически не хочет принимать сам факт наличия ковида. К сожалению, такие есть. И еще один «помощник» — это люди, которые категорически не хотят прививаться. А это на сегодняшний день основные поставщики того роста заболеваемости, который мы видим. И еще есть некая расслабленность граждан, которые не носят маски, не соблюдают никакие правила самозащиты и продолжают жить в доковидном мире. Этого не должно быть. Посмотрите любую телепередачу с Запада, там люди на улицах даже ходят в масках, то есть люди к этому приучены. Пока у нас не будет этого внутреннего настроя, что нужно что-то поменять прежде всего по отношению к себе и к окружающим, мы будем жить на росте заболеваемости.

В. ШАГИЕВ: А у вас есть объяснение, почему нет этого осознания?

В. АНТОНОВ: Нет внутренней культуры.

В. ШАГИЕВ: Что значит внутренняя культура? Почему в других странах есть, а у нас нет? И что нужно сделать, чтобы это появилось?

Ю. СЕМЕНОВ: Если сравнивать с другими странами, там тоже хватает антиковидных движений.  Если мы сейчас говорим просто про средства индивидуальной защиты, это неизбежно. И к этому все придут все равно. Если сейчас кто-то еще считает, что носить маску стыдно и немодно, это неправильно. Заходя в помещение, в место, где массовое скопление людей, маску надевать обязательно. И при этом не важно, привитый человек или нет.

В. ШАГИЕВ: Ваши слова «народ сам виноват, что так происходит». А тогда административные меры оправданы здесь? Вы сторонники обязательной вакцинации и жестких мер к тем, кто маски не носит?

В. АНТОНОВ: Я лично не допускаю, чтобы зайти в ТРК и не надеть маску. У меня в голове есть осознание того, что это нужно. Сколько через меня пациентов проходит хоть на амбулаторном этапе, хоть в стационаре, большинство из них, когда выписываются с ковидных баз и приходят ко мне на прием, чтобы я расписал им программу реабилитации, говорят: «Если бы я не попал в реанимацию, я бы это не воспринимал всерьез».

В. ШАГИЕВ: Мы ждем, когда все переболеем?

В. АНТОНОВ: Чтобы все не переболели и вот эта прослойка у нас сформировалась, нужно пойти и вакцинироваться.

Ю. СЕМЕНОВ: Маски нужно носить. Обязательная вакцинация является правильным ходом, потому что другого выхода нет.

В. ШАГИЕВ: Какой должна быть обязательная вакцинация? Для людей, которые административно зависимы, военных, полиции, бюджетников, например, или для всех?

Ю. СЕМЕНОВ: На территории Челябинской области объявлена обязательная вакцинация для определенных группу, и это правильно, потому что в этот список входят те группы населения, которые контактируют с другими людьми. И активно включились крупные предприятия. Руководитель понимает, что проще провакцинировать людей и убедить их это сделать, чем потом половина коллектива не приходит на работу и возникают потери экономические. Это говорит о том, что при определенном подходе и правильной агитации это работает.

В. ШАГИЕВ: Стоит ли распространить это и на остальные категории?

Ю. СЕМЕНОВ: Вероятнее всего, да.

В. ШАГИЕВ: Можете объяснить, почему такой высокий процент смертности по сравнению с другими странами? Я посмотрел статистику: у нас 3% получается на количество выявленных количество летальных исходов. Взяли крайнюю точку Америки - там 1-2%, у нас от 3% до 5% получается.

Ю. СЕМЕНОВ: Есть страны, где смертность гораздо выше, чем в России, есть, где ниже. Это какие-то особенности и самого общества и государства. Есть особенности и течения болезни, и генетически заложенные вещи, влияющие на то, как протекает болезнь.

В эту волну болеют тяжелее. Мы сегодня были в красной зоне, проходили, каждую неделю проверяю. Мы видим, что люди болеют тяжелее. Больший процент попадает в реанимационные отделения. Уровень летальности достаточно высок, особенно в группах высокого риска: это люди старше 60 лет, это люди с тяжелой хронической патологией. Это однозначно связано с низкой вакцинацией. Люди, которые в тяжелейшем состоянии лежат в реанимации, все непривитые. Соответственно, когда мы разбираем летальные исходы, 99,9% это непривитые люди.

В. АНТОНОВ: Соглашусь на 100%. К нам на Островского в реанимацию попадают именно те, о ком Юрий Алексеевич сказал. Это пожилые с большим букетом сопутствующих заболеваний, которые, когда попадают с ковидом, естественно, они уже в стадии декомпенсации. Из этой ситуации крайне тяжело выходить.  И 99,9% это непривитые. И здесь отговорки про медотвод и хронические заболевания не работают. Могу примеры привести: мы вакцинировали и 80-летних, и 90-летних даже в то время, когда в инструкции к «Спутнику» не было для них показаний, но из чувства самосохранения люди это делали, теперь они не болеют, а если даже заболевают, то совершенно в другой форме протекает заболевание. Надо понять тоже правильно: мы не агитируем, что все поголовно должны вакцинироваться. Почему-то когда начинаешь именно агитировать, у людей появляется чувство отторжения.  Прививка — единственный способ избежать эскалации ситуации с коронавирусом. Потому что мы это проходили и в мирное время, когда боролись с ростом пневмококковых инфекций. Тогда работала только вакцинация. А сейчас-то ситуация еще более очевидная. И у народа почему-то появляется чувство отторжения.

ЗВОНОК: Здравствуйте.  Я доцент кафедры. Вы не видите связь роста заболеваемости в последнее время с ростом числа вакцинированных? Мои коллеги, ученые-иммунологи говорят, что каждый вакцинированный пациент продуцирует новый штамм коронавируса, как и гриппа в свое время.

Ю. СЕМЕНОВ: Мы такого не видим. С учеными-иммунологами мы работаем близко и лично их знаем. Это высококвалифицированные и с очень уважаемым мнением люди. Нет никакой связи вакцинации и мутации. Еще раз повторю: вакцинированные или не болеют, или болеют легко.

В. АНТОНОВ: Если бы это было так (что число вакцинированных влияет на число мутаций), то представьте, какое количество в мире сейчас вакцинировано и сколько было бы уже штаммов. Здесь причины совершенно другие. Здесь глубже причины лежат. Влияние вакцинации на увеличение заболеваемости является заблуждением.

ЗВОНОК: Здравствуйте. Комсомольский, 36, пятая поликлиника. Заразился ковидом в легкой форме, пришел к врачу. Мне сказали, что граждане 1988 года рождения могут лечиться дома. Соответственно, направили в 102 кабинет, чтобы получить больничный. Больше ста человека сидит. Врач положительных ковидных оставляет на приеме, у кого отрицательный, отправляет домой. Вызвать врача в пятой поликлинике невозможно, потому что не хватает людей. Мне напрямую сказали ждать полторы-две недели. Мы можем вызвать через частную «Полимедику».

Но там тоже проблемы, врача нужно ждать несколько дней. У меня вопрос к министру здравоохранения. Какие проблемы существуют сегодня в больницах?

Ю. СЕМЕНОВ: Медикаменты в настоящее время есть в поликлиниках. Выделены средства. С самого начала пандемии этому уделялось большое внимание. Люди, которым не показана госпитализация, должны наблюдаться на амбулаторном этапе. Конечно, поликлиники сейчас работают очень напряженно, не хватает сотрудников. Мобилизуем все силы, которые есть. Помогают студенты медицинских колледжей. Если пациент вызывает врача на дом, а врач не приходит, есть горячая линия минздрава. Мы постараемся помочь. Есть неотложная медицинская помощь. Это круглосуточно работающие кабинеты при поликлиниках.

Что касается «Полимедики», действительно это медицинская организация с частной формой собственности, но она работает только по ФОМСу.  И ни о какой оплате речи быть не может. Поэтому вы можете совершенно спокойно обслуживаться по полису. Вернусь к медикаментам. Очень большое внимание этому уделяется. В поликлиниках есть медикаменты, они должны предоставляться пациентам, которые лечатся дома.

Вернусь к медикаментам. Во всех поликлиниках есть медикаменты для амбулаторных пациентов. Губернатор подписал документ, куплены еще лекарственные средства. Выделяются и федеральные деньги. В ближайшее время будет куплено достаточно большое количество препаратов, которые также будут использоваться на амбулаторном этапе. Переходим на круглосуточный режим работы. Привлекаем молодежь, которая учится в университете, пятый и шестой курс, уже достаточно хорошо подготовленные специалисты, которые могут разобраться, куда направить пациента, какой ему дать совет.  

В. ШАГИЕВ: Эффективность прививок уже как-то вы видите? У нас их несколько в России. Можете сказать, какая наиболее эффективна?

В. АНТОНОВ: Тут даже долго думать не надо. Это «Спутник». Количество привитых «Спутником» превалирует в силу различных обстоятельств. Мы видим ее эффективность еще из-за массовости. Те клинические исследования, которые уже завершились, они подтверждают наши наблюдения, которые мы видим на практике. Я не могу сказать, что остальные вакцины неэффективны, но даже по литературным данным «Спутник» их превосходит.

В. ШАГИЕВ: Сейчас уже подошло время ревакцинации. Имеет смысл другую прививку попробовать? Если «Спутником» привились, взять другую? Есть рекомендации?

В. АНТОНОВ: Если вы привиты двухкомпонентным «Спутником», то ревакцинацию лучше проходить «Спутник Лайт». Если хотите, то можно опять двухкомпонентным, но лучше переносимость у «Спутника Лайт». Эффективность у них высокая.

В. ШАГИЕВ: А если коктейль сделать? «Спутник» есть, добавить еще «ЭпиВак»?

В. АНТОНОВ: Не надо такие коктейли. Нельзя говорить, что вакцины безвредны. Это лекарственные препараты, 100% безвредных лекарственных препаратов не бывает. Просто так тренировать свою иммунную систему такими коктейлями я бы не стал.

В. ШАГИЕВ: Эффективности не стоит ждать от этого?

В. АНТОНОВ: Эффективность от этого однозначно не увеличится, увеличится только возможный риск побочных эффектов, которых и так люди боятся, а если еще такой коктейль смешать… Платформы совершенно разные, точки приложения этих вакцин отличаются по влиянию на иммунную систему.

В. ШАГИЕВ: Если логике следовать, то у организма будут два вектора, по которым его натренировали.

В. АНТОНОВ: Это не так просто. Здесь не надо тренировок.

В. ШАГИЕВ: Юрий Алексеевич, вы придерживаетесь этого мнения?

Ю. СЕМЕНОВ: Придерживаюсь. Владимир Николаевич у нас очень авторитетный специалист.

В. ШАГИЕВ: Чем прививались, тем дальше и прививаться?

Ю. СЕМЕНОВ: Да, все верно.

В. АНТОНОВ: Тем более последние версии «Спутника» полностью адаптируются под меняющиеся штаммы, под мутации. Это дает определенную надежность и эффективность вакцины. У остальных вакцин другой принцип работы.

В. ШАГИЕВ: Если у человека «ЭпиВак» был, сейчас подошло время ревакцинации и он захочет «Спутником» привиться?

В. АНТОНОВ: Ради Бога.

В. ШАГИЕВ: Все-таки можно поменять?

В. АНТОНОВ: В определенных случаях можно, но лучше в каждом конкретном случае смотреть, советоваться с врачом. Самому решение принимать не надо. То, что человек прочитает в интернете, может не соответствовать действительности.

В. ШАГИЕВ: Я вам сейчас как раз и задаю вопросы, которые в интернете обсуждают. У нас еще есть телефонный звонок, давайте послушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы задать вопрос о защитных функциях вакцины. Мы ранее слышали, что легче протекает болезнь после вакцинации. Это можно оценить по количеству занятых коек в отделениях для тяжелых больных. А как оценить защитные функции? Прозвучало в студии, что если руководитель предприятия не вакцинирует сотрудников, то завтра они все будут на койках. Если он их вакцинирует, они не будут болеть? Это так? Какие метрики оценки защитных функций вакцины?

Ю. СЕМЕНОВ: Спасибо за вопрос. Хотел бы уточнить, что в пример мы привели крупные промышленные предприятия не в том смысле, что все, кто не привьется, окажется на больничной койке, а в том, что путем объяснения некоторым руководителям удается убедить сотрудников. Если есть, кто против, то большинство все же прививаются. В таких коллективах мы видим, что заболеваемость гораздо ниже, чем там, где бытует мнение, что прививаться не надо. Вот они и сравнения. Эффект того, как действует вакцина, заключается в том, что вероятность заболеть тяжело у непривитого гораздо выше, чем у того, кто привит. Даже если вакцинированный человек заболеет, он переносит болезнь легче. Это четкая статистика, которая говорит, что вакцина эффективна. И в отношении того, чтобы человек просто не заболел, а если заболел, то вакцина работает в том направлении, чтобы человек болел легче.

В. ШАГИЕВ: Вопрос вдогонку пришел. Почему в официальной ежедневной сводке минздрава не указывают данные о том, сколько из числа заболевших и умерших были вакцинированы?

Ю. СЕМЕНОВ: Мы подумаем, у нас вся эта статистика есть. Предложения нормальное, согласуем с областным штабом. Такую информацию можно давать, это будет довольно наглядно.

В. АНТОНОВ: Хочу вернуться к вопросу о метриках. Я так понимаю, что его интересовало, как оценить эффективность вакцины. Примерно через три недели после второй дозы можно посмотреть на уровень антител. Не просто на коэффициент позитивности, а на вируснейтрализующую активность.

В. ШАГИЕВ: Иногда и нет антител после прививки.

В. АНТОНОВ: Нужно через три недели посмотреть на вируснейтрализующую активность, а чтобы узнать ее, нужно в лаборатории сказать, что вам интересен этот показатель. Нужно смотреть на BAU. Оно каждый раз меняется. Если до дельта-штамма мы говорили о четырех нормах, то сейчас нужно минимум восемь, лучше больше норм, чтобы было после вакцинации. Если нет, то отчаиваться не надо. Мы смотрим только гуморальный иммунитет — это то, что мы видим в кровотоке. Есть еще тканевой иммунитет. На сегодняшний день мы его определить не можем. Считается, что тканевой иммунитет не менее эффективен, чем гуморальный.

В. ШАГИЕВ: Можно не сдавать этот анализ, поставить прививку и не беспокоиться.

В. АНТОНОВ: По большому счету, да. Если вам интересно и вы печетесь о своем здоровье, то можете сдать, чтобы посмотреть, что же там образовалось. Каждый год в доковидную эпоху мы вакцинировались от гриппа, но нам же не приходило измерять титры антител, выживали, а сейчас ходить и смотреть на уровень антител — это модное занятие. У меня есть пациенты, которые это делают каждый месяц. Развлекаловка такая.

В. ШАГИЕВ: Поговорим о поддельных QR-кодах. Есть у нас уже истории об уголовных делах? Как с этим бороться?

Ю. СЕМЕНОВ: Из новостей мы видим, что в России есть отдельные элементы, которые пытаются это делать, но насчет Челябинской области у нас нет информации, что кто-то подделывает. Надеемся, что такого у нас не будет.

В. ШАГИЕВ: А минздрав готов сейчас, когда появилась информация об обязательной вакцинации, к тому, что начнется вал медотводов? Что врачи будут на этом зарабатывать?

Ю. СЕМЕНОВ: Вопрос серьезный, мы надеемся, что таких случаев не будет.

В. ШАГИЕВ: Человек пришел и сказал, что почки болят. Врач что должен сделать?

Ю. СЕМЕНОВ: Дело в том, что для получения медотвода от прививки должно быть веское заболевание. Это крайне редко. Его не так просто получить. Не получится прийти и сказать, что плохо себя чувствуешь, и получить медотвод.

В. ШАГИЕВ: А ответственность существует для врачей?

Ю. СЕМЕНОВ: Я думаю, что да. Получается, что это ведь придуманный диагноз.

В. ШАГИЕВ: У нас есть еще один телефонный звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня дочка работает в ковидном отделении на Островского в кардиоцентре, учится в меде на пятом курсе. Проблема в том, что ставят много смен дневным, получаются несостыковки с учебой, наверстать все сложно. Нельзя ли как-то урегулировать это?

Ю. СЕМЕНОВ: Вопрос хороший. Ему уделяется большое внимание, в том числе и ректором университета. Мы тоже этим занимаемся. Специально составляется так расписание. Мы понимаем, что многие студенты пятых и шестых курсов работают.

В. ШАГИЕВ: А можно сделать для студентов так, что если ты работал в красной зоне, то тебя уже не отчислят? Ты можешь ходить пересдавать.

В. АНТОНОВ: Вы к такому врачу потом пойдете на прием?

В. ШАГИЕВ: Нет, я говорю, чтобы пересдавать можно было, чтобы не выгоняли людей.

Ю. СЕМЕНОВ: Составляется так обучающий процесс, что идут навстречу студентам пятых и шестых курсов, которые помогают системе здравоохранения. Еще раз этот вопрос обсудим.

В. АНТОНОВ: Наверняка, смены ставят не по принуждению, учитывается желание самого сотрудника.

Ю. СЕМЕНОВ: Молодежь рвется, мы этом видим. Есть взаимопонимание об обучении таких студентов.

В. ШАГИЕВ: Нехватка кислорода. Есть проблемы?

Ю. СЕМЕНОВ: Вопрос этот обсуждался. В настоящее время все наши медорганизации кислородом обеспечены. Занимаемся этим совместно с министерством промышленности Челябинской области. Каждое утром начинается с видеоселектора, где мы собираемся. Есть расписание, где указано информация о том, куда был доставлен кислород.

В. ШАГИЕВ: Был дефицит или нет?

Ю. СЕМЕНОВ: То необходимое количество кислорода, которое должно быть на сутки в медорганизации, всегда доставляется. Это дельта, которая не нарушается. Может быть, есть вопросы по логистике, где кислород взять, где купить, но медорганизации получают ровно столько кислорода, сколько они заказывают на сутки.

В. ШАГИЕВ: А в ноябре-декабре, когда у нас ожидается пик, мы с этой проблемой не столкнемся?

В. АНТОНОВ: Я думаю, что мы не должны с этим столкнуться. Как сказал Юрий Алексеевич в начале передачи, сейчас техническое оснащение больниц постоянно улучшается. В последнее время мы получили мощные кислородные концентраторы, они полностью закрывают проблему для палатных пациентов. 10-15-литровые концентраторы перекрывают потребность в кислороде.

В. ШАГИЕВ: Есть еще не палатные потребности?

В. АНТОНОВ: Реанимационные, там кислорода идет больше, но перераспределение позволяет обеспечить нормальную работу вентиляторов в реанимации.

В. ШАГИЕВ: Еще один телефонный звонок можем принять до конца программы.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос про вакцинацию. Мы переболели коронавирусом в легкой форме, не обращались в медучреждение, потому что врачи были загружены. У нас есть антитела. При этом у нас обязательная вакцинация, но нас в качестве переболевших никто не учитывает. Получается, что нужно долбить систему здравоохранения, чтобы приехал обязательно врач и тебя зафиксировали, а иначе придется делать прививку. Будут ли как-то решать вопрос с теми, у кого есть антитела, чтобы им не приходилось ставить прививку?

В. АНТОНОВ: Можно узнать, когда вы переболели?

СЛУШАТЕЛЬ: Осенью прошлого года.

В. АНТОНОВ: То, что вы переболели осенью, это был другой штамм. Прививаться сейчас надо независимо от того, какой у вас уровень антител.

СЛУШАТЕЛЬ: А те, кто сейчас болеет и не обращается в больницу? Они все равно должны прививаться?

В. АНТОНОВ: Это неправильная тактика.

В. ШАГИЕВ: Месяц назад человек переболел, врача не вызывал, больничного нет. Сдал тест, а у него высокий титр антител. Это будет являться медотводом?

Ю. СЕМЕНОВ: Если человек работает и попадает под обязательную вакцинацию, то все равно больничный у него должен быть.

В. ШАГИЕВ: Нет, я могу даже пример привести. Юрист переболел, но больничного нет, он сам себе начальник. А тест показывает высокий уровень антител.

Ю. СЕМЕНОВ: Человек, когда приходит на вакцинацию, должен указать, что с такого по такое число болел, вот мой тест, поэтому временной промежуток должен пройти между период, когда человек переболел, и периодом, когда ему ставится вакцина. В наших методичках не прописано, что перед тем, как вакцинироваться, нужно сдать тест на антитела.

В. ШАГИЕВ: Если человек переболел ОРВИ, то прививку только через месяц можно ставить. Здесь такой же принцип?

Ю. СЕМЕНОВ: Да.

В. ШАГИЕВ: У меня друг сейчас в больнице лежит, он «КовиВаком» прививался. Болеет, но легко. Я у него спросил, есть ли какие-то вопросы к министру, главному пульмонологу. Он пишет, что у него один вопрос: когда государство заставит людей хотя бы маски носить. Он считает, что пора вводить обязательные прививки и маски, а остальных — на изоляцию.

В. АНТОНОВ: Это к тому, с чего мы начали. Человек к этому пришел сам, через свою болезнь. Пока он не болеет — у него не существует этой проблемы.

Фото с сайта pexels.com

Скопировать код для сайта insert

Скопируйте код для вставки в блог

Результат вставки

Радио Эхо Москвы в Челябинске

15.10.2021 г.

Четвертая волна ковида. Будет хуже, чем год назад?

Четвертая волна ковида. Будет хуже, чем год назад?

Обсуждаем это в пятницу, 15 октября, в программе «Разворот» на «Челябинском эхе» и 31 канале. Гости в студии: министр здравоохранения Челябинской области Юрий Семенов, главный внештатный пульмонолог минздрава Владимир Антонов. Прямой эфир в 18:05. Программа транслируется на youtube-каналах «ЭХО Москвы Челябинск» и «31 канал Челябинск», в соцсетях Facebook и «ВКонтакте».  Пишите в Viber — 8 922 755 999 5. Телефон прямого эфира […]

читать дальше »
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial