Прямой эфир
M 99.5 УКВ 73.97
Сейчас: «Персонально ваш»
Звонок в эфир:
269-97-78
«Эхо Москвы» в Челябинске
21 мая 202118:06

Безопасность школ и детсадов, последние звонки и выпускные

Обсуждаем это в пятницу, 21 мая, в программе «Разворот» на «Челябинском эхе» и 31 канале.

Гости студии: министр образования Челябинской области Александр Кузнецов и заведующая детсада № 308 Ольга Семеняк.

Прямой эфир в 18:05. Программа транслируется на youtube-каналах «ЭХО Москвы Челябинск» и «31 канал Челябинск», в соцсетях Facebook и «ВКонтакте»

Пишите в Viber — 8 922 755 999 5. Телефон прямого эфира — 269 97 78

В. ШАГИЕВ: Здравствуйте, в эфире «Разворот». Заканчивается учебный год, пришло время подводить итоги и строить планы на будущее. Для этого у нас сегодня в гостях Александр Игоревич Кузнецов, министр образования и науки Челябинской области и Ольга Адильевна Семеняк, заведующая детсадом № 308. Это детский сад, который входит в топ-500 детсадов России. У нас есть для связи телефон прямого эфира 269-97-78, можно позвонить, задать вопросы, дать оценку прошедшему учебному году, он был непростым с точки зрения нагрузки на преподавателей, нервную систему родителей, всех испытаний, связанных с пандемией. Можно какие-то предложения высказать по поводу организации учебного процесса, многие родители любят делать это в родительских чатах, сейчас можете очно это сделать. Если боитесь звонить, можете написать в Viber - 922-755-999-5.

Роспотребнадзор все-таки разрешил выпускные в детских садах, частично с ограничениями в школах. Ольга Адильевна, у вас два здания: одному 60 лет, другому — 13. Когда Елена Александровна Коузова объясняла, как нужно проводить эти выпускные, она это сделала витиевато. Стало понятно, что все зависит от руководителя учреждения, потому что особенности архитектуры здания влияют, наличие больших помещений. Вы как проводили у себя выпускные?

О. СЕМЕНЯК: Я еще не проводила выпускные в этом году, они только ожидаются. Мы будем проводить с родителями.

В. ШАГИЕВ: И в том и в другом здании с родителями?

О. СЕМЕНЯК: Да.

В. ШАГИЕВ: То есть не будет, что только часть родителей будете пускать, самых примерных, лучших, а остальные за стеклом? Все будут?

О. СЕМЕНЯК: Это была бы мечта пускать только лучших и самых-самых. Утренник — это праздник для детей, проводить праздник при видеокамере сложновато. нужно, чтобы была обратная связь, чтобы ребенок видел, что им восхищаются, его любят, он самый лучший.

В. ШАГИЕВ: Чтобы именно папа и мама это видели?

О. СЕМЕНЯК: Необязательно должны быть и папа и мама. Хотя бы одни глаза должны быть перед ними. Они должны слышать аплодисменты, восторженные крики родителей. Это должно быть, тогда получается команда детей и родителей. За стеклом можно, но этого сложно добиться. Это праздник, детям семь лет, это всего 2 тыс. дней их жизни.

В. ШАГИЕВ: Вы сейчас моральную сторону объясняете, с ней никто не спорит. Александр Игоревич одобрит это с точки зрения антиковидных правил?

А. КУЗНЕЦОВ: Что значит одобрит или не одобрит? Я поправлю вас: не Роспотребнадзор разрешил, а оперативный штаб региональный, в который входят представители Роспотребнадзора, минздрава, которые отслеживают ситуацию с пандемией. Сейчас она такова, что действительно можно пойти на некоторые послабления. Естественно, что каждые учреждения проводят эти выпускные в зависимости от архитектуры, своих возможностей. Есть новые детсады, есть не очень новые, к сожалению. Там все будет по-разному. Но я согласен с Ольгой Адильевной, если ребенок выступает, готовится, читает стихотворение, танцует, поет, ему нужны зрители.

В. ШАГИЕВ: Не просто зрители, если он не видит родителей, он же сразу начинает плакать.

О. СЕМЕНЯК: Они в семь лет уже жениться собираются, плакать точно не будут. Нет такого, что оба родителя должны присутствовать. Мама пришла — уже счастье. Папа пришел — это тоже хорошо. Нужно, чтобы один из близких людей был. Это важно.

В. ШАГИЕВ: По школам как?

А. КУЗНЕЦОВ: По школам будет точно так же. Другое дело, что в школах не практикуется последнее время проведение выпускных вечеров в формате с гостями, зрителями. Последний звонок — это да, школьная процедура. Сейчас погода позволяет провести их на улице. Мы приветствуем, если они будут проходить на улице. Большое количество людей в школьных залах возможно, но с соблюдение необходимых мер: социальной дистанции и масочного режима. Нам не нужно думать, что пандемия отступила, все замечательно и хорошо. Я переживаю, как мы будем вступать в новый учебный год. Мы понимаем, что не все привились. Пока динамика не очень позитивная, в том числе и среди педагогов.

В. ШАГИЕВ: Дмитрий Анатольевич Медведев на днях обмолвился, что хорошо бы сделать принудительную вакцинацию. Врачей убедительно просят прививаться, потому что они в первую очередь контактируют с теми, кто приходит с инфекцией в больницу. А что с педагогами? Нужно вести убедительную агитацию, чтобы все прививались?

А. КУЗНЕЦОВ: Без сомнения. Люди имеют свойство очень быстро забывать плохое, но мы прекрасно помним, каким тяжелым был октябрь-ноябрь прошлого года в системе образования, когда у нас заболеваемость зашкаливала. Сейчас продолжаем отслеживать заболеваемость. На сегодняшний день есть статистика, что у нас в пределах 1-1,5% по различным категориям работников образовательных организаций находятся на больничных. Было прошлой осенью до 15%.

В. ШАГИЕВ: Есть ли информация, сколько вакцинированных преподавателей?

А. КУЗНЕЦОВ: Да, мы мониторим эту ситуацию. Сейчас это около 15% провакцинировавшихся.

В. ШАГИЕВ: К сентябрю будет 60%?

А. КУЗНЕЦОВ: Мы хотим, чтобы у нас цифра подросла еще до конца текущего учебного года. У нас в запасе есть еще конец мая и начало июня, когда еще будет государственная итоговая аттестация. Учителя станут свободнее, там уже не будет такого графика работы. Если мы до начала учебного года максимально не привьемся, нам будет очень тяжело вступать в новый учебный год. Там будет очень высок риск нового всплеска заболеваемости.

В. ШАГИЕВ: Конечно, если еще учесть, что часть педагогов находятся в группе риска по возрасту. Есть выездные бригады. Есть такие примеры? Какие школы и детсады так сделали?

А. КУЗНЕЦОВ: Я вам по школам конкретно не скажу, но есть график по муниципалитетам, потому что выездные бригады еще привязаны к больницам. График есть, но не могу сказать, какая больница, когда и в какую школу поедет. Ездят бригады по вузам, где высокая концентрация обучающихся и преподавателей.

В. ШАГИЕВ: У вас как в коллективе, Ольга Адильевна?

О. СЕМЕНЯК: У нас непросто. Когда был высокий пик заболеваемости, у нас очень многие переболели. В ноябре мы приглашали бригаду и сдавали на антитела, потому что уже хочется прививаться, но есть риск, что высокий уровень антител. Практически у всех сотрудников был высокий уровень. Приглашали в мае. Опять высокий уровень антител. Рядом с нами ОКБ № 3, они нам звонят, мы с ними контактируем. Вчера четверо сотрудников привились, несмотря на антитела, потому что все равно все боимся. Они пошли и привились.

А. КУЗНЕЦОВ: У меня в министерстве с высокими уровнями антител прививались. Елена Александровна Коузова была с антителами, но она привилась.

В. ШАГИЕВ: Учителя, воспитатели — это те, кто с родителями контактирует. Иногда слышишь от образованных людей, которые воспитывают детей, антипрививочные высказывания. Ваши цифры по вакцинации среди педагогов пока не убедительны — около 15%.

А. КУЗНЕЦОВ: По садикам меньше, там около 11%.

О. СЕМЕНЯК: У нас было много переболевших.

А. КУЗНЕЦОВ: Нет, это понятно. Переболели многие, кто-то без симптомов, но сейчас наличие антител не является препятствием для прививки и гарантией, что ты не заболеешь. Как долго будут держаться антитела — непонятно.

В. ШАГИЕВ: Что со сдачей ЕГЭ и ОГЭ в этом году с точки зрения соблюдения антиковидных мер? Все будет сохраняться как в прошлом году?

А. КУЗНЕЦОВ: Что касается санитайзеров, рассадки, все будет точно так же, как в прошлый год. Другое дело, что набор экзаменов поменялся. Девятиклассники в прошлом году вообще ничего не сдавали. В этом году они будут сдавать два экзамена: русский язык и математику.

В. ШАГИЕВ: Это те, кто не хочет поступать дальше?

А. КУЗНЕЦОВ: Среди девятиклассников все сдают русский и математику. У 11 классов те, кто не будут поступать в вузы, могут сдавать итоговую аттестацию в форме государственного выпускного экзамена. Это более простая процедура. Они получат аттестат без права поступать в вузы.

В. ШАГИЕВ: А если такие ребята одумаются через год-два? Что им делать?

А. КУЗНЕЦОВ: Никто не мешает хоть каждый год сдавать ЕГЭ.

В. ШАГИЕВ: Это где-то централизованно делается или в той же школе, где учился? Заявление какое-то пишется?

А. КУЗНЕЦОВ: Они заявляются в областную государственную экзаменационную комиссию, которую я возглавляю, и мы уже даем допуск выпускнику прошлых лет к сдаче ЕГЭ, пробиваем его по базам данных, смотрим, где выпускался. Как правило, даем допуск. Они пишут с выпускниками текущего года.

В. ШАГИЕВ: Своей школы, где учились?

А. КУЗНЕЦОВ: Нет, технически это происходит на пунктах проведения экзаменов. Практически не бывает ситуаций, когда выпускник какой-либо школы пишет в своем здании. Бывает такое, но редко.

В. ШАГИЕВ: Что с усилением безопасности? Последняя ситуация в Казани, накануне девочка пришла с пистолетом в школу. Сняли уже этот тревожный режим, когда росгвардейцы стояли?

А. КУЗНЕЦОВ: Да нет, расслабляться не стоит, пока не закончился учебный год, не прошли экзамены. У нас во всех пунктах проведения экзаменов обязательно полиция присутствует. К новому учебному году мы в техническом плане еще более усовершенствуем наши образовательные организации. Сейчас в рамках проекта «Цифровая инфраструктура» очень серьезные вложения осуществляются в регионе при поддержке федерального бюджета в части видеонаблюдения, систем контроля управления доступом. Было принято постановление, дается несколько лет, чтобы привести все школы, образовательные организации к нормативному состоянию. Мы к концу следующего года должны сделать.

В. ШАГИЕВ: Какие меры это предполагает?

А. КУЗНЕЦОВ: Видеонаблюдение, системы контроля управления доступом, они разные, есть те, что основаны на дактилоскопии, изображении лица. Где-то есть системы, которые по сетчатке глаза работают. Это для того, чтобы посторонние люди не проникли не только в здание образовательной организации, но и на ее территорию. Сейчас обязательно наличие забора вокруг школы, даже калитка на этом заборе не будет просто так открываться. Сейчас все новые школы оснащаются такими системами, благодаря которым зайти на территорию можно только при наличии пластиковой карты.

В. ШАГИЕВ: Девочка, которая пришла с пистолетом, училась в школе. Каким образом эти меры могут помочь?

А. КУЗНЕЦОВ: Там еще нужно понять, откуда у нее пистолет взялся. Может, он уже был в здании.

В. ШАГИЕВ: В детских садах что-то такое планируется? Часто родители выходят с инициативой об установке видеонаблюдения, усилении охраны?

О. СЕМЕНЯК: Первый контроль доступа появился благодаря тому, что она из мам ко мне пришла и сказала, что боится за ребенка. Это было лет семь назад. И после этого у нас появились домофоны сразу в двух зданиях, ворота мы стали открывать при помощи брелков. У нас все серьезно, не пройти.

В. ШАГИЕВ: Вы чувствуете себя защищенными?

О. СЕМЕНЯК: Я думаю, что в этом мире вообще мало кто чувствует себя защищенным, но мы максимально прикладываем усилия, потому что у нас есть администратор, который знает всех детей, домофонные ключи, все по периметру закрыто. Даже ворота затянули поликарбонатом, чтобы с улицы никто конфеты детям не протягивал.

В. ШАГИЕВ: Хочу услышать ваше личное мнение по поводу казанской истории. Помогут вот эти меры безопасности, которые мы придумываем, или эта ситуация в другой плоскости лежит? Не школы и детсады нужно укреплять заборами, а что-то другое наладить?

А. КУЗНЕЦОВ: Заборы это лишь один из элементов этой работы. Главное внимательно относиться к тем, с кем ты находишься рядом, тем более, когда это постоянные встречи. Если мы видим, что ребенок каким-то образом изменил поведение, нужно обращать на это внимание, сообщить об этом взрослым, специалистам, которые выявят причины. Так просто ничего не бывает. Может, причины пустяковые, может, серьезные. Нужно разбираться. Я соглашусь, что 100% гарантии никто не даст, но эти меры правильны.

В. ШАГИЕВ: Будут ли эти меры достаточными?

А. КУЗНЕЦОВ: Они не будут достаточными никогда, потому что мир развивается и общество развивается, иногда не в очень хорошую сторону. Нам приходится реагировать на те изменения, которые в стране, в обществе происходят. Сейчас другие коллективы родителей, детей, общество другое.

В. ШАГИЕВ: Ольга Адильевна, каково ваше мнение по поводу казанской истории?

О. СЕМЕНЯК: Я сама по национальности татарка, было удивительно, чтобы в это священное время что-то произошло — это из рук вон выходящее. Если близкие люди не увидели, что их ребенок несчастен, то я думаю, что это еще большая беда близких людей. То, что он принес несчастье другим семьям, это очень тяжело. Ответственность общества здесь не может быть снята. К казанской трагедии двойственное отношение. Это очень большая беда, беда Татарстана.

В. ШАГИЕВ: Александр Игоревич сказал, что общество изменилось, а дети изменились?

О. СЕМЕНЯК: Дети становятся совершенно иными в своих интересах, но то, что они стремятся быть счастливыми и любимыми, это стабильно. Например, сегодня у нас была спартакиада. Это счастье, когда команда нашего района заняла второе место. Для детей это как Олимпийские игры, они начинают жить соревнованиями, идеями. То, что они поют, танцуют, активно участвуют в жизни, вообще не меняется.

В. ШАГИЕВ: Роль интернета и стрелялок в казанской истории, вы верите, что они увеличивают агрессию детей?

А. КУЗНЕЦОВ: Конечно, дурной пример заразителен, чем шире мы рекламируем, распространяем информацию, тем более он заразителен. После казанской истории обнаружилось много групп в соцсетях, которые позитивно оценивают эту историю, жалеют этого парня.

В. ШАГИЕВ: У детей есть какие-то счеты со школой, педагогами?

А. КУЗНЕЦОВ: Всегда есть. Марьиванна двойку поставила, не обращает внимание, не так относится.

В. ШАГИЕВ: Не помню, чтобы в школе возникало желание убить или покалечить кого-то из преподавателей.

А. КУЗНЕЦОВ: Я бы хотел ответить на вопрос, чем отличается сегодняшняя ситуация от советского периода. Сейчас педагогам сложнее работать, потому что раньше педагог работал с социально однородным коллективом детей и родителей. Методики были заточены на работу с таким контингентом. Сейчас мы наблюдаем разнообразные коллективы. Когда родители между собой не могут найти согласие, найти согласие среди детского коллектива еще более проблематичнее, если родители не выступают союзником педагога.

В. ШАГИЕВ: И что делать нужно?

А. КУЗНЕЦОВ: Нужно формировать детский коллектив в новых сложных условиях. Ребенок формируется в коллективе.

В. ШАГИЕВ: Тут мы вступаем на поляну дискуссии: школа должна только учить или воспитывать.

А. КУЗНЕЦОВ: Учить и воспитывать. У нас даже в законе написано, что образование — это процесс обучения, воспитания и развития ребенка. Это все вместе. Ребенок в школе воспитывается. Он воспитывается в среде, в которой находится, в среде семьи, школы, улицы, информационного пространства.

В. ШАГИЕВ: Нужно ли детям до школы уметь учиться читать?

О. СЕМЕНЯК: У меня мысль о том, что можно и в 13 лет выйти замуж, и, наверное, тоже там неплохо. Но ведь когда ты читаешь, ты должен все понимать…

А. КУЗНЕЦОВ: Некоторые родители считают, что если ребенок научился до школы читать, писать, значит, он будет вундеркиндом. Но зачастую это глубокое заблуждение, потому что важно, как именно его научили. Потому что методика преподавания письма, чтения — это ведь тоже не пустой звук. Когда учитель учит — это совершенно не то, что ребенок может получить в своей семье. Должна быть методика, которая позволяла бы потом безболезненно наращивать темп чтения, позволила бы не просто письменные буквы выводить, а выводить каллиграфическим почерком. Методика преподавания чтения и письма — это очень серьезные вещи. Начальная школа предназначена для того, чтобы дать ребенку базовые навыки обучения, которые потом он будет применять в ходе уже предметного обучения в среднем звене. И если эти навыки у него начинают формировать неправильно в 4-5 лет, может быть не тот результат, который нужен.

В. ШАГИЕВ: Как быть? Есть же дошкольные образовательные центры, где готовят детей к школе.    Как совместить? Может, назрели какие-то изменения в системе образования?

А. КУЗНЕЦОВ: У нас школьное образование начинается, как правило, с 6-7-летнего возраста. Есть страны, где это с 5-летнего возраста. Есть, правда, и с 8-летнего. Можно сделать некий экскурс в историю. Я в 2010 году присутствовал на одном докладе — «Форсайт детства». Выступал Асмолов Александр Григорьевич, замечательный психолог сферы образования. Он показывал, что в стране уже давно не проводились глобальные исследования психологии детства. Вся наша современная педагогика сформирована на психологии детства еще 30-50-х годов прошлого века. И вот только в последние годы российская академия образования начала оживать. Буквально в позапрошлом году в Челябинской области прошли массивные психологические исследования. Сейчас идет обработка этих материалов. И у нас возникнет понимание, а правильно ли сейчас мы осуществляем градацию детей. Правильная ли градация, по ясельному возрасту, по садику и так далее? Это не быстрая история. Если вспомнить советский опыт, то такие исследования проходили в течение 10-15 лет. Сейчас такого срока нет, и нам нужно быстрее принимать соответствующие решения. Но при этом они должны быть очень осознанными. Потому что это все-таки не то, где надо заниматься огульным экспериментированием. Это все-таки дети.

В. ШАГИЕВ: Как стать лучшим садиком в России? Войти в топ-500?

О. СЕМЕНЯК: Нужно, чтобы был хороший коллектив и большое трудолюбие. У меня очень хороший коллектив. Они молодцы. А оценивали такие критерии, как образовательная среда, воспитание, разнонаправленность групп, участие педагогов в различных проектах,  ответственность родителей и отношение родителей к детскому саду. Критериев немало. Чтобы участвовать, мы подавали документы в Москву.  А в 2010 году у нас детсад стал лучшим в области. Тогда было очень много приезжающих и проверяющих, все было очень строго.

В. ШАГИЕВ: Получается, что на федеральном уровне проще получить признание, чем на областном?

О. СЕМЕНЯК: Да. Раньше рулил Магнитогорск.

А. КУЗНЕЦОВ: В России порой и правда легче победить порой, чем в области, потому что у нас система образования неплохая.  Хотя, конечно, детский садик Ольги Адильевны выделяется.

В. ШАГИЕВ: А вы как работаете с двумя зданиями? С утра в одном, а после обеда в другом?

О. СЕМЕНЯК: Я один день в одном здании, а в другой — в другом. Есть время для родителей, когда они точно знают, когда и в каком здании я приму. А сотрудников я не предупреждаю, куда именно поеду.

В. ШАГИЕВ: Александр Игоревич, вы-то картину в общем видите. Почему это садик два раза стал лучшим?

А. КУЗНЕЦОВ: Ольга Адильевна очень грамотный человек. У нее очень хорошие помощники, воспитатели, технические специалисты, без которых тоже невозможен образовательный процесс.

В. ШАГИЕВ: А есть конкурс для детей в ваш садик?

О. СЕМЕНЯК: Да. Не конкурс, а есть желающие. Но система определения в детсад очень ясна. Это или путевки, или переводы. Просто большое желание родителей у нас не работает.

В. ШАГИЕВ: Возвращаюсь к пандемии. Есть какие-то ожидания, план «Б», оценка итогов дистанционного обучения? Чему этот год научил? И что будет, если будет третья волна пандемии?

А. КУЗНЕЦОВ: Главное, чтобы она не была высокой. Я не думаю, что мы сейчас будем уходить в дистант. Хотелось бы не допустить всплеска заболеваемости среди педагогов. Поэтому я ярый сторонник вакцинации. Потому что когда педагоги болеют и их некем заменить в небольших школах, это всегда сказывается на качестве образовательного процесса.

В. ШАГИЕВ: Но кризисные ситуации всегда служат толчком к новому. Что хорошего удалось вынести из пандемии?

А. КУЗНЕЦОВ: Конечно, научились. По крайней мере в информационных технологиях сделали существенный шаг вперед.

В. ШАГИЕВ: Останутся какие-то наработки, которые появились в ковидной ситуации?

А. КУЗНЕЦОВ: Мы поняли, что сейчас многие вещи, которые мы раньше делали очно, теперь можно делать дистанционно. Можно, например, не собираться на постоянные совещания, не жечь бензин, не тратить время. Есть некоторые вещи, которые дистанционно не обсудить, но в целом многое можно перевести в онлайн.

В. ШАГИЕВ: У вас, Ольга Адильевна, какие-то наработки появились?

О. СЕМЕНЯК: У нас детсад не закрывался на дежурные группы. У нас дети стали более самостоятельные. Еще у меня логопеды, пока были на локдауне, сделали замечательные сборники для комбинированных речевых групп. Это методические разработки для воспитателей.

А. КУЗНЕЦОВ: И инфекционная безопасность у нас вышла на более высокий уровень. Мы, например, научились руки мыть.

В. ШАГИЕВ: По детским лагерям есть какие-то изменения?

А. КУЗНЕЦОВ: Мы будем их в этом году наполнять на 75%, а не на 50%, как в прошлом году. Второе — это инициатива президента о возврате части стоимости путевки родителям. Буквально вчера на селекторе с вице-премьером Чернышенко обсуждали эту тему. С 25 числа вступит в силу кешбэк. И родители через карту «Мир» получат обратно половину стоимости путевки. Это всем привычный уже кешбэк. Но президент указал, что необходимо вернуть плату 50% и тем, кто покупал путевки до 25 мая.

В. ШАГИЕВ: А спрос какой на эти лагеря?

А. КУЗНЕЦОВ: Учитывая, что большинство здравниц за рубежом закрыты, спрос большой. Емкость загородных лагерей в Челябинской области достаточно высока. Постараемся удовлетворить спрос абсолютно всех.

В. ШАГИЕВ: Что по школьным лагерям?

А. КУЗНЕЦОВ: Там ограничений никаких нет, кроме, ковидных — чтобы не было пересечения потоков. Также санитайзеры будут использоваться и рециркуляторы.

В ШАГИЕВ: А в детсадах что летом будет?

О. СЕМЕНЯК: У нас летом всегда очень круто, пенные вечеринки бывают. В это году, наверное, нет, но посмотрим. У нас праздники каждую неделю. Будет трудовой десант.

В. ШАГИЕВ: Мне нравится, как вы относитесь к ситуации. Заражаешься этим настроением. Спасибо, что были с нами. Увидимся через неделю.

Фото с сайта rs-p.ru

Скопировать код для сайта insert

Скопируйте код для вставки в блог

Результат вставки

Радио Эхо Москвы в Челябинске

21.05.2021 г.

Безопасность школ и детсадов, последние звонки и выпускные

Безопасность школ и детсадов, последние звонки и выпускные

Обсуждаем это в пятницу, 21 мая, в программе «Разворот» на «Челябинском эхе» и 31 канале. Гости студии: министр образования Челябинской области Александр Кузнецов и заведующая детсада № 308 Ольга Семеняк. Прямой эфир в 18:05. Программа транслируется на youtube-каналах «ЭХО Москвы Челябинск» и «31 канал Челябинск», в соцсетях Facebook и «ВКонтакте».  Пишите в Viber — 8 922 755 999 5. Телефон прямого эфира — 269 […]

читать дальше »
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial