Разбор полетов

В России осенью заработает Фонд защиты дольщиков

2709razbor_170.jpg

В России осенью заработает Фонд защиты дольщиков. Поможет ли новая структура решить проблемы участников долевого строительства в Челябинской области? На что могут рассчитывать покупатели квартир в недостроенных домах с перенесенными сроками ввода? 

 

 

 

Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте. В России осенью заработает Фонд защиты дольщиков. Поможет ли новая структура решить проблемы участников долевого строительства в Челябинской области? Как сегодня складывается ситуация с дольщиками в регионе? Чьи проблемы уже решены, а чьи — еще нет, и что делается для их решения? Об этом говорим сегодня в программе «Разбор полетов» на «Эхо Москвы» в Челябинске. К нам присоединяются зрители 31 канала, идет трансляция во «ВКонтакте». В студии Галина Лепина. Я представляю наших гостей. Министр строительства и инфраструктуры Челябинской области Виктор Тупикин. Здравствуйте, Виктор Александрович.

 

В. ТУПИКИН: Здравствуйте.

 

Г. ЛЕПИНА: И генеральный директор компании «Гринфлайт» Олег Лакницкий. Здравствуйте, Олег Владимирович.

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: Добрый день.

 

Г. ЛЕПИНА: Мы работаем в прямом эфире, телефон 269-97-78. Также у нас сегодня запущено интерактивное голосование. Вопрос: должно ли государство возмещать потери обманутым дольщикам? Если ответ «Да», звоните 750-37-01; если «Нет» - 750-37-02. Итоги голосования мы подведем в конце программы. Звонок бесплатный. Виктор Александрович, весной была информация о том, что Челябинская область — на втором месте в России по объему проблемных недостроев. Там называлась цифра 326 тысяч квадратных метров. С тех пор прошло уже несколько месяцев. Расскажите, как сегодня складывается ситуация с дольщиками, чьи проблемы решены, чьи нет, и что мы делаем для их решения.

 

В. ТУПИКИН: Действительно, проблема в Челябинской области существует, ее отрицать нельзя. Среди регионов России мы находимся в составе той группы, которая постоянно рассматривается в связи с острой проблематикой. Сейчас у нас 29 жилых домов включено в реестр проблемных. В этих домах 1733 человека купили квартиры. То есть довольно большое количество граждан. Надо сказать, что это не все, потому что это было по состоянию на первое июля. По этим домам у нас составлена дорожная карта решения проблем обманутых дольщиков. Но они, к сожалению, прибывают, и сейчас мы уже имеем гораздо большее количество граждан, и будет добавлено еще 13 домов по пяти застройщикам. Это дома «Речелстроя», «Челси», «Строительных технологий города» и «Проминвеста» в Миассе. Первые четыре компании — челябинские. То есть на сегодняшний день будут 44 строящихся объекта считаться проблемными. Четыре объекта у нас не строятся — эти дома уже построены, потому что это были двойные продажи, но граждане по этим домам — в реестре обманутых дольщиков. И по этим 44 строящимся объектам заключено 7675 ДДУ. То есть довольно серьезная проблема. Сейчас по этим добавочным домам будет дорожная карта, которая также будет утверждаться правительством Челябинской области. Поставлены на контроль все мероприятия, которые должны позволить завершить строительство этих домов и предоставить людям жилье. Надо сказать, что пока в этом реестре у нас по-прежнему дома и дольщики «Гринфлайта», но, на наш взгляд, все позитивные решения приняты, идет строительство, сдача, о чем, наверное, мой коллега Олег Владимирович расскажет лучше.

 

Г. ЛЕПИНА: Да, Олег Владимирович, расскажите, как сегодня развивается там ситуация, как все происходит. И по цифрам тоже: сколько людей получили ключи от квартир, собственность кто уже успел оформить.

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: У нас 14 сентября прошел суд. Управляющий подал заявление в суд о том, чтобы утвердили право собственности. Суд 14 числа признал право собственности за теми домами, которые мы сдали до 18 июля. Все, теперь мы организовали сдачу домов, по каждому дому составили свой график, опубликовали. Теперь жители приходят, подписывают акт приема-передачи и получают ключи. В этих шести домах у нас 936 человек. У нас ведется строительство всех остальных домов, мы их уже начали, и в декабре мы проведем очередное собрание, где-то еще 200 человек из пяти домов получат свои квартиры. И на конец года мы выйдем с тем, что обрадуем дольщиков: 2200 мы из этого реестра уже уберем. И к концу 2018 года мы закончим все остальные дома. Ни один дольщик не останется без квартиры.

 

Г. ЛЕПИНА: А сколько там останется домов еще на 2018 год?

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: На 2018 год останется около восьми домов. Мы даже лишний еще один строим, девятый, чтобы всем хватило. Часть домов, которые мы не начали строить, - там мы предлагаем людям переселение. Если человек отказывается, мы по-любому в 2019 году закончим. Но есть предложения в 2018 человек получил равнозначную квартиру и переехал.

 

Г. ЛЕПИНА: У нас есть звонок, давайте послушаем. Здравствуйте. Говорите, Вы в эфире.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Мы дольщики, купили квартиру в Копейске, проспект Славы, 14/2. Дом с июля прошлого года — семь этажей — еще стоит. Сейчас были в отделе продаж «Серебряный ключ». Нам предложили продать свое жилье самостоятельно и покупать в другом месте. Говорят: «Если в суд подадите, у нас денег нет. А когда будет строиться, мы не можем вам дать никакого ответа».

 

Г. ЛЕПИНА: И в чем Ваш вопрос?

 

СЛУШАТЕЛЬ: Что нам делать? У вас нет информации по этому дому?

 

В. ТУПИКИН: Проспект Славы, 14, да?

 

СЛУШАТЕЛЬ:14/2, вторая очередь.

 

Г. ЛЕПИНА: Спасибо за звонок.

 

В. ТУПИКИН: Есть информация, мы занимаемся. Это компания «Регион-проект», которая является застройщиком этого дома. Действительно, срок уже будет переноситься третий раз. Действительно, семь этажей, в настоящее время работы не ведутся. Мы проверяли это предприятие, выявлены нарушения. Сейчас прокуратура занимается этим делом. Вполне возможно, что будут открыты дела по рассмотрению этих правонарушений. Но пока этот дом не рассматривается как проблемный, потому что дом существует, застройщик существует, и пока в реестре не значится, нет еще заявления от дольщиков, которое будет зарегистрировано в установленном порядке. Порядок этот установлен приказом министерства строительства Российской Федерации, и в соответствии с ним определяются те меры, которые позволят достраивать дома.

 

Г. ЛЕПИНА: А вот еще есть у нас компания «Речелстрой», о ней сегодня уже немного сказали. Там уже возбуждено уголовное дело. Как вообще сегодня решается проблема с ее дольщиками? Вы же говорили о том, что какую-то финансовую модель нужно разработать, чтобы решить проблему.

 

В. ТУПИКИН: Проблема с «Речелстроем» возникла в конце прошлого года, когда стало понятно, что застройщик стал строить сразу 19 домов, не имея соответствующего ресурса. Тем более, он вышел на огромную площадку, где требовалась довольно серьезная инженерная подготовка, не сопоставил свои возможности с падением рынка по продаже жилья и попал в эту серьезную ситуацию. Но застройщик существует, он никуда не сбежал. Вместе с нами он определяется в решениях. В августе прошел ряд совещаний у губернатора Челябинской области Бориса Александровича Дубровского. Были даны поручения, определен механизм, каким образом достроить эти дома. Сейчас уже осуществляются конкретные мероприятия, заключаются новые договоры, привлекаются новые силы. Задача такая: чтобы в октябре заработали краны на этой стройке.

 

Г. ЛЕПИНА: Это значит, что срок сдачи примерно когда нужно ожидать?

 

В. ТУПИКИН: Срок сдачи пока планируется в марте. Но не исключаю, что, если в октябре стройка заработает, мы будем настаиваться, чтобы пару домов сдали уже в этом году. Но пока — март.

 

Г. ЛЕПИНА: А сколько дольщиков у «Речелстроя»?

 

В. ТУПИКИН: Там порядка 1500 дольщиков. Тоже большое количество.

 

Г. ЛЕПИНА: Когда информация о проблемах с дольщиками стала распространяться, в частности, когда с «Гринфлайтом» началось, были сведения, что люди стали бояться покупать квартиры в строящихся домах, начали ориентироваться на вторичку. Олег Владимирович, скажите, пожалуйста, сейчас кто-то покупает квартиры? Новые дольщики появляются у «Гринфлайта»? Есть спрос? Или люди боятся, и страх пока побеждает?

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: «Гринфлайт» сейчас физически не может продавать долевку, потому что он в стадии наблюдения. Мы можем продавать только тогда, когда сдаем дома. То есть у нас на сегодня сдано пять домов, у нас там есть квартиры, которые мы сейчас свободно выставили в продажу. Это уже квартиры с «зеленками» и готовые. Честно говоря, я даже не ожидал такого если не наплыва, то, по крайней мере, спроса на эти квартиры. Поэтому все спокойно продается.

 

Г. ЛЕПИНА: Ну здесь готовое жилье, конечное, уже нет этих рисков, на которые люди идут.

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: Хочу сказать, что трест «Магнитострой» строит еще в 52-м микрорайоне «Парковый». Там на стадии котлована нормально долевка продается. Я хочу сказать, что мы ууже один дом продали полностью, хотя сдача у него еще только в декабре.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть люди прямо на стадии котлована все раскупили?

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: Ну, не все. На стадии котлована сейчас никто ничего не покупает. Все начинают покупать со стадии первого этажа.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть когда они видят, что уже что-то начинает возвышаться. На котловане — это, скорее всего, больше к Москве будет относиться. А у нас в регионах это на уровне первого этажа. Вот пошел первый этаж, второй — и тогда некое шевеление начинается. Но тогда и подъем цен начинается. То есть пока в земле — одна цена, до четвертого этажа она обычно идет. Потом после четвертого этажа она уже поднимается. И так два раза, пока не сдашь дом.

 

Г. ЛЕПИНА: 269-97-78 — телефон прямого эфира. У нас есть звонок. Алло, здравствуйте.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Сергей.

 

Г. ЛЕПИНА: Слушаем Вас.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Я директор подрядной организации, и вот я все время слышу про обманутых дольщиков. А почему я не слышу ничего про обманутых подрядчиков? Когда мы идем в Арбитражный суд, нас ставят в третью очередь кредиторов, и мы не получаем ничего. И за наш счет достраивают этим обманутым дольщикам квартиры. Я потерял в Копейске два миллиона рублей, ничего не получил. А дольщики получили свои квартиры. Это, по-моему, нечестно. Должны всем пропорционально уменьшать сумму долга, и дольщикам, и подрядчикам. Как вы считаете?

 

Г. ЛЕПИНА: Мы поняли Вас. Как мы можем это прокомментировать? Должны или не должны?

 

В. ТУПИКИН: Безусловно, застройщик или генподрядчик, который заключил договоры субподряда, безусловно, должен нести ответственность за невыполненные обязательства по договорам. Но это гражданский договор, и там совершенно другое законодательство. Это рассмотрение в Арбитражных судах, здесь нет граждан, которые пострадали в рамках 214-го закона.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть действует совсем другой механизм?

 

В. ТУПИКИН: К сожалению, это плохая практика, но такие случаи бывают не только в рамках долевого строительства, когда две стороны, заключив договор, не выполняют обязательства друг перед другом по каким-то причинам. Это факт и и механизм другого разбирательства: в Арбитражных судах взыскания, банкротства и так далее.

 

Г. ЛЕПИНА: Давайте еще один звонок послушаем. Здравствуйте, говорите.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Я являюсь дольщиком жилищного комплекса «Княжеский». Он находится в Челябинске на пересечении Братьев Кашириных и Каслинской. Это старейший долгострой области. С 2008 года это позор для нашего города.

 

Г. ЛЕПИНА: Да, в чем Ваш вопрос, скажите, пожалуйста.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Будет ли решаться вопрос министерством строительства, администрацией города и области для завершения строительства в пользу обманутых дольщиков, которые являются еще и потерпевшими в уголовном деле?

 

Г. ЛЕПИНА: Да, спасибо.

 

В. ТУПИКИН: Действительно, проблема очень серьезная, и вопрос принципиально понятен, хотя и поставлен неправильно — будет ли решать это администрация города? Конечно, сегодня этот недострой существует, зарегистрирована незавершенка. Дольщики, а это их незавершенка, конечно, должны сами решать. Мы ищем постоянно возможность достроить этот объект. И, к сожалению, пока ни одна компания даже не согласилась, и ни у одной строительной компании Челябинской области не сложился позитивный экономический эффект для того, чтобы они вошли достроить. Надо сказать, что здесь присутствует еще элемент некачественного строительства с 2008 года. И он подтвержден многими организациями и экспертизами. Соответственно, это усугубляет ситуацию. Мы уже высказывались в адрес конкурсного управляющего, в адрес других организаций и дольщиков высказывались о том, что для того, чтобы как-то понимать процесс, участвовать и влиять на него, нужна реальная экспертиза технического состояния здания и оценка, что достроить. Потому что многие эксперты, многие строительные организации говорят: для того, чтобы только устранить дефекты строения необходимо, по разным оценкам, от 150 до 300 миллионов рублей. Только устранить дефекты. Поэтому достроить этот дом — очень непростая задача. Ни администрация, ни правительство не будут достраивать дом. Таких механизмов и таких законов нет. Нужно создать механизмы, и, как правило, они формируются — тот же самый «Гринфлайт», где определили иные возможности достройки. Существуют механизмы смены застройщика, что мы и хотели сделать в данном случае. Но ни один застройщик не увидел элемент эффективности. Ну, а убытки он терпеть, естественно, не станет. Поэтому дом не выбрасывается из проблемных, дольщики, которые заявились, - они у нас в реестре проблемных дольщиков, и эта тема постоянно рассматривается.

 

Г. ЛЕПИНА: Но пока просто не найдено такое решение, чтобы кто-то взялся.

 

В. ТУПИКИН: Решение мы пока видим в том, что должна быть реальная экспертная оценка, потому что имея ее, мы можем сделать какие-то действительные решения, а не слушать застройщиков. Один говорит: «Там нужно 250 миллионов рублей», другой - «Там нужно 150 миллионов». Нам надо реальную ситуацию знать и понимать, что может быть предложено потенциальному застройщику для того, чтобы он все-таки взялся достраивать этот дом.

 

Г. ЛЕПИНА: А вот эта экспертная оценка когда будет проводиться? Она запланирована?

 

В. ТУПИКИН: Мы ее уже дважды на рабочих группах предложили конкурсному управляющему. Я на своих встречах с представителями инициативной группы «Княжеского» говорил: если в конечном итоге граждане даже идет на то, чтобы уменьшить свои площади или доплатить за свои квадратные метры, наверное, можно решить вопрос с внесением каких-то сумм и заказать эту оценку. Тем более, она будет правильной и законной, когда с инициативой заключит договор конкурсный управляющий от лица собственников этой незавершенки.

 

Г. ЛЕПИНА: А вот о том, что я сказала в начале программы: у нас осенью заработает Фонд защиты дольщиков, это какая-то федеральная структура, как я понимаю. Получается, это еще одна мера, которая позволит обезопасить покупателей квартир в недостроенных домах? Как она это поможет сделать?

 

В. ТУПИКИН: Безусловно, но она начнет работать в рамках нового законодательства, которое принято. В рамках тех условий, которые были, мы будем дорабатывать самостоятельно уже в рамках старого законодательства.

 

Г. ЛЕПИНА: Осталось немного времени. Вопросы с сайта, сколько успеем. «Почему государство позволяет существовать этой ущербной схеме с дольщиками, но не хочет из бюджета компенсировать им деньги, отданные за замороженные квартиры?» Что мы можем сказать по этому поводу, Олег Владимирович?

 

В. ТУПИКИН: Сдать из бюджета? Ну Вы же понимаете, что из бюджета не будет денег, потому что завтра будут появляться новые застройщики, которые уведут деньги граждан — и что? Бюджет не те цели преследует.

 

Г. ЛЕПИНА: «Почему нельзя контролировать расходование денег покупателей с начала строительства до передачи жильцам?» Можно или нельзя?

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: Можно, и сейчас по новому закону будут контролировать.

 

Г. ЛЕПИНА: А что в этом законе содержится такое, что позволит этот контроль осуществлять?

 

О. ЛАКНИЦКИЙ: Новый закон принят, да, Виктор Александрович? Там выдается разрешение на одну компанию. Сначала ты дострой и продай, а потом строй дальше. И вот новый фонд, который ты должен застраховать еще дополнительно. Министерство ужесточило работу про проверке застройщиков, вплоть до установки онлайн-видеокамер. Все должно контролироваться, и чуть только застройщик встал, его спросят.

 

В. ТУПИКИН: Сейчас в соответствии с новым законодательством министерство будет выдавать заключение на основании определенного пакета документов. Ужесточены требования к застройщикам. Более того, сейчас изменяются размеры уставного капитала, то есть увеличивается вклад застройщиков. Меняется страхование. И то, что Олег Владимирович сказал, - всего одно разрешение на строительство. Компания должна перерегистрироваться как специализированный застройщик. То есть не будет такого, что тот, кто торговал, допустим, сигаретами, станет строить дом. Новый закон очень серьезно защищает интересы дольщиков, но он начнет работать только с первого июля.

 

Г. ЛЕПИНА: Практически через год. У нас почти не осталось времени, нужно подвести итоги интерактивного голосования. Итак, был вопрос «Должно ли государство возмещать потери обманутым дольщикам?» 53,5% ответили, что должно, и 46,5% ответили, что нет. Практически 50 на 50 здесь получается, у каждого свое мнение. Как мы можем прокомментировать этот результат?

 

В. ТУПИКИН: Понятна же позиция человека. Он заключил договор, этот договор не исполнен. Государство не несло обязательств при заключении договора. Застройщик, который заключил договор долевого участия с гражданином, конечно, соответствовал законодательству. Но что стало с ним потом и какие действия он осуществил, - ни Конституцией, ни законами Российской Федерации это не регулируется. Поэтому, естественно, граждане сейчас ищут опору и защиту в государстве. Поэтому такое большое количество людей считает, что оно должно. Но пока законов таких нет. Если бы был закон, были бы соответствующие требования, наверное, совершенно бы изменился механизм. Потому что бюджет тратится на школы, на детские сады, на милицию, на все другое.

 

Г. ЛЕПИНА: Виктор Александрович, время нашей программы истекло.

 

В. ТУПИКИН: Извините.

 

Г. ЛЕПИНА: Разбор полетов по ситуации с дольщиками мы сегодня провели с министром строительства и инфраструктуры Челябинской области Виктором Тупикиным и генеральным директором компании «Гринфлайт» Олегом Лакницким. Спасибо вам за беседу. Это был «Разбор полетов». Всего доброго, до встречи.