• @echochel VK Facebook   Google+ Instagram YouTube

Челябинск
  • +6 ... +8 C°
  • +4 ... +6 C°
  • 57.6527р. - 0.5715
  • 69.0737р. - 0.1898
  •  
  • Делай как Я

Поиск по сайту:

Разбор полетов

Челябинская область провалила план по обеспечению школ учебниками

0108razbor_170.jpg

Челябинская область провалила план по обеспечению школ учебниками. Родители вынуждены покупать их сами. За что еще приходится платить? И как бороться с поборами в школах?

 

 

 

Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте. Челябинская область провалила план по обеспечению школ учебниками. Родители вынуждены покупать их сами. За что еще приходится платить? И как бороться с поборами в школах? Об этом говорим сегодня, в День знаний, в программе «Разбор полетов» на «эхо Москвы в Челябинске». К нам присоединяются зрители 31 канала. Также идут прямые трансляции в Facebook и в нашей группе «ВКонтакте». В студии Галина Лепина. Я представляю нашу гостью. Заместитель министра образования и науки Челябинской области Елена Коузова. Здравствуйте, Елена Александровна.

 

Е. КОУЗОВА: Добрый день.

 

Г. ЛЕПИНА: Чуть позже к нам должна присоединиться член Общественной палаты региона, председатель областного совета родителей Елена Сыркина. Она опаздывает, потому что сегодня первое сентября, движение в городе напряженное.

 

Е. КОУЗОВА: В городе праздники организованы.

 

Г. ЛЕПИНА: Елена Александровна, мы с Вами тогда начнем. Телефон прямого эфира 269-97-78. Звоните, оставляйте комментарии и вопросы под трансляциями в соцсетях и отправляйте вопросы на сайт echochel.ru. Елена Александровна, как Вы сказали до эфира, день праздничный, тема не очень праздничная. Действительно, это так.

 

Е. КОУЗОВА: Наверное, это нормально. Для нас не бывает праздников, у нас все время будни Мы должны быть в любой ситуации готовы к разным поворотам событий.

 

Г. ЛЕПИНА: Южный Урал оказался в числе шести российских территорий, которые не выполнили требования закона об образовании о стопроцентном обеспечении школ учебниками. Показатель комплектации у нас составил 82%. Почему так получилось?

 

Е. КОУЗОВА: Ну, это не совсем правильно, то, как Вы трактуете.

 

Г. ЛЕПИНА: Я за что купила, за то и продаю.

 

Е. КОУЗОВА: Ну да, как это было озвучено. Но транслируют всегда журналисты, как услышали, так и сказали. На самом деле что такое 82%? Точнее, сейчас это уже примерно 85%. У нас есть информационная система, в которой учитываются все учебники, находящиеся в школьных библиотечных фондах. Причем это только те учебники, которые поставлены на учет, те, которые соответствуют федеральному перечню учебников и учебники, срок выпуска которых — не более пяти лет. Поэтому те учебники, которые есть еще в библиотечных фондах, они здесь не учитываются. Поэтому на самом деле если, как говорят дети, тупо взять весь объем учебников, посчитать и разделить на всех, у нас другой процент обеспеченности учебниками. Другое дело, что мы стоим на том, что мы должны строго выполнять закон и с этой точки зрения: только те учебники с той датой выпуска, которая должна быть., и именно ими мы можем пользоваться. Второй момент — учебники — достаточно дорогостоящая вещь, и ежегодно большой объем средств уходит на учебники. Это и средства учебных расходов, которые есть у образовательных организаций (сразу скажу, они не очень большие — средства, которые получаются из бюджета. Это в среднем 650 рублей на одного обучающегося в год. Ну, а на это нужно приобрести все: и парты, и лабораторное оборудование, и мебель, и технологическое оборудование, и все расходные материалы и учебники в том числе) и это целевые деньги, которые есть в программе развития образования Челябинской области в последние годы. Это 100 млн рублей. Сумма недостаточная для того, чтобы приобрести все без исключения и удовлетворить все потребности и учителей, и учащихся. Поэтому руководители вынуждены обращаться за помощью к кому-то. Хорошо если есть партнеры, спонсоры, поддержка, опора — те, кто может предоставить такие средства. И хорошо если родительские комитеты понимают эту ситуацию и правильно организуют эту работу с родителями.

 

Г. ЛЕПИНА: К нам присоединилась Елена Сыркина, председатель областного совета родителей. Здравствуйте, Елена Георгиевна.

 

Е. СЫРКИНА: Здравствуйте.

 

Г. ЛЕПИНА: Сразу тогда вопрос тоже по поводу платных учебников. Как у нас родительское сообщество относится к тому, что все-таки приходится покупать иногда учебники? Поступают ли жалобы? Часто ли поступают? Сколько учебников людям приходится покупать? Сколько они стоят? Расскажите.

 

Е. СЫРКИНА: У нас уже два дня работает горячая линия, и, конечно, на нее поступают звонки именно тех, кто недоволен тем, что приходится закупать учебники. Все 100% позвонивших предъявляют жалобы на закупку учебников. Суммы очень разные. Иногда один учебник приходится покупать — где-то 300-400 рублей. Иногда больше — до полного комплекта всех учебников. Такие тоже ситуации бывают, когда родители приобретают полностью комплект. А это уже суммы гораздо большие. Очень много звонят многодетные родители, которые вынуждены на несколько ребятишек приобретать учебники. Тогда сумма получается очень большая, и, несмотря на то, что субсидируются многодетные семьи, все равно нагрузка на семью большая, особенно если учатся не двое, не трое, а четверо или пятеро ребятишек. Поэтому ситуации очень разные в родительском сообществе. Кто-то не отказывается покупать учебники, потому что понимает, что ситуация сложная...

 

Г. ЛЕПИНА: А если родители отказываются, просто не хотят, говорят «денег у нас нет» или просто «мы принципиально не будем покупать, потому что мы не должны». Тогда как в этой ситуации?

 

Е. СЫРКИНА: Есть те, кто принципиально не хотят.

 

Г. ЛЕПИНА: И что, они без учебников остаются?

 

Е. КОУЗОВА: Да никто без учебников не будет на самом деле. Знаете, здесь проблему надо тоже разделить. Это проблема обоюдная. Это проблема как школы, так и родителей. На мой взгляд, эти ситуации возникают тогда, когда школа и родители не поняли друг друга.

 

Е. СЫРКИНА: Да, я присоединяюсь к этому.

 

Е. КОУЗОВА: И вот то, что Елена Георгиевна сказала, про приобретение полного комплекта учебников — это очень единичные случаи, и с ними, конечно, нужно разбираться. Действительно, бывают ситуации, когда не приобрели, допустим, на какую-то параллель какой-то конкретный учебник, который нужен. Бывает, обращаются к родителям. Но здесь наша позиция в этом смысле — во-первых, руководителям образовательных организаций (кстати, за обеспеченность учебниками отвечает именно директор школы, что, в общем, ставит его в достаточно затруднительное положение). Либо директор школы не нашел другие возможности, которые можно использовать для того, чтобы обеспечить учебниками, либо просто с кем-то из родителей как-то неправильно друг друга поняли. С каждым таким конкретным случаем нужно разбираться.

 

Е. СЫРКИНА: Я согласна. И приходится родителям объяснять вместо директора, почему покупают учебники, объяснять, что, допустим, финансирование может быть разное в учреждениях, и нужно в первую очередь с директором разговаривать и выяснять, какой объем финансов поступил на приобретение учебников. И когда с родителями разговариваешь спокойно, напряжение снимается. То есть мы сейчас на горячей линии делаем работу за директора, то есть объясняем, стараемся. Так как линия все-таки горячая, я думаю, что все результаты мы уже будем предметно обсуждать с министерством образования и стараться вникнуть в каждую ситуацию конкретную.

 

Г. ЛЕПИНА: Елена Георгиевна, Вы сказали про эту горячую линию. Давайте поподробнее, что за горячая линия, чтобы понятно было, и номер телефона.

 

Е. СЫРКИНА: Горячая линия была инициирована Общественной палатой Российской Федерации, наша Челябинская область к этому мероприятию подключилась, и на уровне Челябинской области мы организовали свою горячую линию. Телефон у нас 8 (951) 477-61-90 , это мой телефон. И 266-05-99, это городской телефон. Если кто не дозванивается до сотового, звоните на городской. Потому что звонков поступает очень много, мы стараемся фиксировать все в полном объеме, выяснять проблему по каждой школе. И уже потом будем обобщать все тенденции и решать, что делать в этой ситуации.

 

Е. КОУЗОВА: И мы понимаем, что звонят на горячую линию, конечно, те, у кого есть проблемы, у кого возникли какие-то сложные ситуации. Проблемные территории, скажем, понятны уже, исходя из горячей линии.

 

Г. ЛЕПИНА: А какие территории отметились больше всего? Челябинск, понятно?

 

Е. СЫРКИНА: Крупные города звонят. Это у нас Челябинск, Миасс, Златоуст, Троицк. Закрытые города звонят: Трехгорный, Снежинск. Плюс те, кто рядом с крупными городами находится — это Копейск, Коркино, Карталы, Касли. И плюс еще муниципальные районы звонят, то есть села и поселки городского типа.

 

Е. КОУЗОВА: Ну, там тоже разные вопросы, мы с Еленой Георгиевной вчера по первому дню уже обсуждали, какая ситуация у нас возникают, какие первые звонки поступили, о чем в основном жалуются. Поэтому в принципе ситуация достаточно очевидна. В основном это, конечно, те территории, где несколько повышенные требования к тому, что должно быть в школе.

 

Г. ЛЕПИНА: У нас есть звонок. Алло, говорите.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, в фонд школы обязательно нужно сдавать деньги? В фонд класса мы всегда сдаем, потому что там что-то нужно приобретать. А в фонд школы — это обязательная плата?

 

Е. КОУЗОВА: Хочется задать вопрос: а почему в фонд класса Вы сдаете деньги, а про фонд школы вопрос возникает?

 

Г. ЛЕПИНА: Уже отключился звонок.

 

Е. СЫРКИНА: Я думаю, что здесь ключевое слово - «обязательно». Родители, когда мы разговариваем на горячей линии, говорят: «Да мы не отказываемся помогать школе, и нам бы хотелось, чтобы дети учились в комфортной среде. Но то, как с нами общаются и взаимодействуют, отбивает всякое желание каким-то образом помогать школе».

 

Е. КОУЗОВА: Вот здесь Елену Георгиевну поддержу. Это действительно вопрос выстраивания коммуникации. Потому что те обращения, которые в адрес министерства [образования] поступают в течение года (а у нас горячая линия работает постоянно, все наши телефоны открыты, наш сайт, электронная почта. Нам пишут. Но, кстати, я бы не сказала, что очень большой объем. Понятно, что когда появляется новая горячая линия, да и ситуация — время сейчас такое, в преддверии 1 сентября, самое актуальное) — это, как правило, обращения тех людей, которые не нашли взаимопонимания или, скажем так, вежливого отношения к себе в образовательной организации. И больше-то здесь вопрос как раз не в том, надо или не надо сдавать деньги, а как раз в том, почему это именно так происходит.

 

Г. ЛЕПИНА: Да, вот, кстати, тут комментарий такой пришел на наш сайт echochel.ru. Конкретная школа указана. «Хочу написать про 67-ю школу. Там мы, родители, сами покупали парты и стулья в класс, и это не было наше добровольное желание. Нам просто сказали, что иначе детям будет не на чем сидеть. Мы за свои деньги меняли окна на пластиковые стеклопакеты. В этой школе несколько лет учился мой сын. В этом году хотела устроить туда дочь. Мне сказали, что только по прописке. Мы сделали прописку, но потом нам сказали, что мест нет, и написали на листочке сумму. Я не стала устраивать туда дочь, сына забрала. Думаю, что цифра на листочке — это была плата за устройство ребенка в школу». То есть здесь как бы две проблемы объединены.

 

Е. КОУЗОВА: Ну, хочется сказать «без комментариев».

 

Е. СЫРКИНА: Да, да. Я хочу сказать, что к нам тоже поступают такие обращения. И я думаю, что это такие случаи, когда надо реально включаться в ситуацию и разбираться, потому что аппетиты порой бывают разные, и это подается не как просьба и пожелание. Все-таки в этой ситуации родители выступают как благотворители, а не обязательные плательщики. А директора воспринимают, может быть, в силу занятости, может быть, в силу каких-то других нервотрепок и проблем, которые существуют в образовании, они не считают нужным объяснить, для чего, куда, зачем...

 

Г. ЛЕПИНА: Судя по тому, что здесь написано, было прямо поставлено условие: «иначе не на чем будет сидеть». Ну правда, родителям куда деваться?

 

Е. КОУЗОВА: Здесь это как бы тоже вопрос подачи. Школа это такая же семья. Вот у нас в семье мы живем в определенном бюджете. И иногда, например, когда день рожденья наступает, мы предлагаем и говорим «нет». То же самое и здесь. В школе точно так же надо уметь разговаривать и уметь договариваться, если мы о чем-то просим. Это в любом случае просьба, причем которая очень хорошо обоснована. Не просто так, что значит сказать «не на чем сидеть»? Ну это что за постановка вопроса? Так нельзя разговаривать, в любой ситуации. Почему? Зачем? Почему не хватает средств? Какие предприняты меры? Сейчас школа, кстати, имеет достаточно хорошие юридические основания для того, чтобы зарабатывать. И, кстати, был период, когда родители очень часто говорили «почему школы поставили в такие условия, когда они вынуждены зарабатывать? Они поэтому занимаются другим делом, не учат наших детей» и так далее. Ничего подобного. Те же самые образовательные услуги, которые выходят за пределы стандарта, - это же дополнительные услуги, родитель сам выбирает, хочет он или не хочет платить. Точно так же относительно всего остального. Добровольность, Елена Георгиевна сказала, - это главное, это ключевое слово. И умение договариваться.

 

Е. СЫРКИНА: Знаете, я хочу еще дополнить, что порой сами родители, когда мы уже разговариваем по-человечески, говорят, что можно разные способы помощи школе рассмотреть. Вот школа оказывает дополнительные платные услуги. Мы тоже пользуемся этой возможностью. Почему не пересмотреть распределение доходов от этих платных услуг. То есть родители начинают возмущаться потому, что они видят: они единственные поставщики материальных благ для школы.

 

Е. КОУЗОВА: Это абсолютно неправильный подход.

 

Е. СЫРКИНА: А школа находится в социуме, вокруг нее есть и другие предприятия, которые могут...

 

Е. КОУЗОВА: Тоже вот как пример, Елена Георгиевна тоже их знает массу. Приезжаем в совсем небольшую сельскую школу. Там никаких родительских средств не привлекают. И других тоже. Они живут только за счет тех бюджетных доходов, которые они по нормативу финансирования получают. Да, это не супершкола. Но там все чистенько, аккуратненько и тот стандарт, который должен быть выдан ребенку, он полностью обеспечен. Здесь, собственно говоря, вопрос отношения школы самой к себе и к родителям. Потому что родители тоже привлекаются: они где-то что-то покрасили, что-то помогли убрать и так далее.

 

Г. ЛЕПИНА: Есть еще такое, что родители сами порой провоцируют вот эти так называемые поборы.

 

Е. КОУЗОВА: Провокаций вообще достаточно много.

 

Е. СЫРКИНА: Ну и со стороны родителей, конечно, есть. Я могу сказать, что мы уже, наверное, много раз перед выпускными, праздниками говорили: зачем родители инициируют крупные посиделки в дорогих ресторанах или такие дорогие подарки педагогам? Ведь можно это сделать как-то по другому. То есть сами родители провоцируют. И, конечно, в коллективе находится тот человек, которого это не устраивает, и он не собирается в этом участвовать. Разные ситуации бывают.

 

Г. ЛЕПИНА: Чтобы дать какую-то рекомендацию конкретную: если люди столкнулись в школе с тем, что им приходится покупать учебники, как я поняла, надо идти напрямую к директору и с него спрашивать. Если нет, потом куда?

 

Е. КОУЗОВА: Нет, вот смотрите. Вообще лучше всего все вопросы решать в школе. И очень часто обращения, во всяком случае те, которые к нам приходят, - это обычно письменные обращения, мы с каждым работаем в соответствии с законом — чаще всего обращаются не непосредственно родители, а родственники, знакомые, где-то бабушки. Они со слов, с эмоциональной подачи излагают какие-то факты, и очень часто они не подтверждаются, либо подтверждаются частично. Поэтому первое, что мы всегда говорим: надо сначала в школе все понять, из чего это растет. Часто родители просто не ходят на родительские собрания, не обсуждают эту тему с родительским сообществом, с родительским комитетом и так далее. Что-то где-то услышали, подхватили, выбрали то, что для себя удобно в этой информации, и эту информацию транслируют дальше. Поэтому сначала — школа. После школы есть учредитель. Это администрация территории либо управление образования территории, в которой находится эта школа. Они являются учредителями, у них есть определенные полномочия относительно этой организации, и поэтому они уже могут разговаривать другим, правовым языком со школой. Если не устраивает эта связка, то прокуратура, следственные органы — пожалуйста, обращайтесь. У нас очень много бывает и прокурорских запросов, и прокуратура реагирует. Но, кстати, деятельность вообще школ, детских садов как никто проверяется надзорными органами. У нас всегда и контрольно-счетная палата, и прокуратура, и контрольное управление — то есть мы всегда под очень тщательным контролем. В том числе и внебюджетных источников, которые есть у школы.

 

Г. ЛЕПИНА: Давайте еще с сайта нашего прочитаем вопрос. «Рабочие тетради, приложения к учебнику покупаем. Это законно или нет?»

 

Е. КОУЗОВА: Смотрите, есть тоже есть определенное недопонимание и неточная трактовка. Школа приобретает учебные пособия — имеются в виду лабораторные предметы, компьютерная техника и так далее — все, что входит в учебно-методический комплекс. Когда разрабатывают программу, определяют, что в учебно-методическом комплексе, который нужен, есть учебник, но учебник должен быть обязательно. Есть какие-то электронные лабораторные работы, интернет-ресурсы — это тоже все средства обучения и воспитания. Рабочие тетради в этот перечень не входят. Школа их может включить, тогда это становится обязательной нормой для школы. Школа может их не включать — это опять инициатива учителя за пределами этой образовательной программы. Здесь тоже родителям надо хорошо понимать, почему учитель просит, чтобы у нас были такие рабочие тетради. С ними, конечно, значительно эффективнее работа осуществляется. Но и без них можно учить. Это опять вопрос учителя больше, а не столько школы.

 

Е. СЫРКИНА: Знаете, проблема в том, что именно это как раз и приходится объяснять каждому родителю, который позвонил. Что нужно начинать с общения с учителем, с директором, чтобы понять, что входит в учебно-методический комплекс. И здесь рабочие тетради, которые за его пределами, учитель может рекомендовать, а вы сами решаете для себя, покупаете ли вы рабочую тетрадь или вы ее отксерокопируете или в простой тетрадке...

 

Е. КОУЗОВА: Или без нее будете. Это все процесс обучения.

 

Е. СЫРКИНА: Кто как хочет.

 

Е. КОУЗОВА: Смотрите, здесь цепочка другая. Здесь для родителя сначала классный руководитель, потом заместитель директора по учебно-воспитательной работе, потом директор. И вполне возможно, уже на уровне классного руководителя эта тема будет решена или на уровне заместителя директора, а потом уже руководителя. Потому что учебный комплекс образовательной программы утверждается педагогическим советом и директором школы.

 

Г. ЛЕПИНА: Вот еще, тут даже не вопрос, а просто реплика такая с сайта нашего «А я считаю, что без школьных поборов школы бы обветшали, и наши дети целыми днями находились бы в некомфортных условиях. Поэтому я плачу и буду платить, раз государство неспособно самостоятельно обеспечить нормальные условия».

 

Е. КОУЗОВА: Слово «поборы» - это вообще, наверное, неправильное слово. Вот мы за него зацепились, тем самым чисто психологически формируем определенное отношение и у родительского сообщества в том числе. Или у партнеров педагогического сообщества.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть давайте запретим слово «поборы»?

 

Е. КОУЗОВА: Нет, не то что запретим, а давайте цивилизованно разговаривать. Вот то, о чем мы пытаемся с Еленой Георгиевной на протяжении программы сказать: мы просто не имеем разговаривать друг с другом.

 

Е. СЫРКИНА: Хочется добавить к этому. Здесь, конечно, звучит ирония, но когда родители звонят, вот что меня удивило, многие родители не идут ни к директору, ни в территориальные органы управления образования, ни обращаются в какие-то другие надзорные органы, аргументируя это тем, что «я боюсь, что это отразится на моем ребенке». При этом называют такие вещи, что это несовместимо или даже смешно, глупо: что ребенка выгонят из школы.

 

Г. ЛЕПИНА: Да, они боятся. Допустим, даже если не выгонят, оценки хуже станут.

 

Е. КОУЗОВА: Ну это же надуманные вещи! С чего вдруг оценка будет зависеть от того, как родители участвуют в жизни школы? Сами мы формируем почему-то такую позицию.

 

Е. СЫРКИНА: Елена Александровна, смотрите, когда говорят, что выгонят из школы...

 

Г. ЛЕПИНА: Елена Георгиевна, попрошу Вас очень коротко, потому что время нашей программы истекло.

 

Е. СЫРКИНА: ...Приходится объяснять, что если вы по месту жительства, это никак не влияет, это не та ситуация.

 

Е. КОУЗОВА: Да, вообще из школы выгнать не могут. По закону.

 

Е. СЫРКИНА: Снизить оценки не могут. Если такое происходит, то все-таки нужно уметь отстаивать свои права грамотно и цивилизованно.

 

Г. ЛЕПИНА: Вот на этом мы с вами поставим точку. Школьные поборы мы сегодня обсуждали с заместителем министра образования и науки Челябинской области Еленой Коузовой и членом общественной палаты региона, председателем областного совета родителей Еленой Сыркиной. Спасибо вам за разбор полетов.

 

Е. КОУЗОВА: Но вообще всем хорошего нового года учебного.

 

Е. СЫРКИНА: Всех с праздником.

 

Г. ЛЕПИНА: Да, с праздником. До встречи.