Разбор полетов

Ждать ли массовых увольнений на предприятиях Челябинской области?

0908razbor_170.jpg

Ждать ли массовых увольнений на предприятиях Челябинской области? Уровень безработицы в регионе, в том числе скрытой. Качество человеческого капитала.

 

 

 

Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте. В 65 регионах России за год сократилось количество официально зарегистрированных безработных. Количество таких людей снизилось на 145 тыс. человек. Вошла ли Челябинская область в число регионов, где безработных стало меньше, и кто сегодня наиболее востребован на рынке труда? Об этом говорим на «Челябинском эхе». К нам присоединяются зрители 31 канала и пользователи Facebook. В студии Галина Лепина. Я представляю наших гостей. Начальник Главного управления по труду и занятости по Челябинской области Владислав Смирнов. Здравствуйте, Владислав Валентинович. И директор по персоналу АО «Конар» Елена Серебрякова. Здравствуйте, Елена Владимировна. Перед тем, как начать разговор, я хочу сообщить, что прямая трансляция «Разбора полетов» в Facebook нами организована впервые. Мы ждем ваших вопросов и комментариев под трансляцией.

Владислав Валентинович, как в целом можно охарактеризовать ситуацию на рынке труда в Челябинской области? Вошли ли мы в число 65 регионов, где снизился уровень безработицы?

 

В. СМИРНОВ: Да, вошли. Динамика снижения уровня регистрируемой безработицы такова, что даже вызывает некоторые опасения за работодателей. Мы достигли такого разгона в снижении, что этого потенциала хватит до середины 2018 года. Количество безработных у нас сейчас – чуть меньше 27 тыс. человек. А количество зарегистрированных вакансий – чуть больше 27 тыс. Уровень регистрируемой безработицы – 1,46. Уровень напряженности – 1,1. Динамика очень сильно направлена на снижение.

Если посмотреть отраслевые разрезы, мы видим очень сильное уменьшение количества безработных по строительной отрасли, по логистике. Довольно заметно снижение по торговле, что вызывает некоторое удивление, но это так. Меньшее снижение показывает промышленность, здесь остается только согласиться. Стройка у нас явно пошла вверх после трехлетнего серьезного снижения. Я говорю сейчас не про экономику, а про кадры. Судя по всему, уже следующий сезон, весна 2018 года, будет показывать дефицит кадров на стройке. Эта динамика подтверждается серьезным ростом заработных плат, которые работодатели предлагают по тем вакансиям, которые мы регистрируем. Самый высокий рост, до 30%, по зарплате именно на стройке. Мы фиксируем явную тенденцию, если в течение двух последних лет работодатель все время снижал зарплату, то сейчас ситуация переворачивается.

 

Г. ЛЕПИНА: Есть прогнозы о том, что не за горами кадровый кризис, когда нам нужно его ожидать? Как к нему готовиться, может быть?

 

В. СМИРНОВ: Кадровый кризис не то чтобы не за горами, он у нас уже наступил в 2014 году. Он связан в первую очередь с демографией, а также со структурными дисбалансами, которые у нас довольно давно проявлялись и нарастали в сфере занятости. Надо сказать, что экономический кризис прикрыл эти явления от работодателей в 2014-2016 годах. Многие работодатели расслабились и позволили себе размышлять о том, как якобы много стоит желающих поступить на работу к ним. Должен констатировать, что это прикрытие экономическими проблемами проблем демографических, образовательных, квалификационных, нам скоро аукнется. Вроде бы, в плюсе – рост средних заработных плат, на который вынужденно пойдут работодатели. Но в минусе – потеря конкурентоспособности нашими предприятиями в средней и долгосрочной перспективе. Инвестиционная составляющая бизнеса будет перетекать в фонд оплаты труда. Вместо того, чтобы развиваться, бизнес будет просто проедаться. Проблема очень серьезная, и вопрос переобучения кадров – открытая тема сейчас. Работодатели говорят, что им нужны либо очень высококвалифицированные кадры, либо совсем неквалифицированные кадры. Это момент, который завязан на стоимости человеческого капитала. Как только человеческий капитал неизбежно подорожает для бизнеса, всех, кого можно, заменят механизированными средствами, автоматами, роботами.

 

Г. ЛЕПИНА: Елена Владимировна, Владислав Валентинович назвал нам цифры по ситуации на рынке труда, Вам хотела бы с другой стороны вопрос задать. Как вы оцениваете ситуацию с очки зрения качества кадров?

 

Е. СЕРЕБРЯКОВА: Нехватки по количеству кадров мы пока не ощущаем. Очень многие люди хотят работать на наших предприятиях. Что касается качества кадров, мы ощущаем в нем большую потребность. Нам нужны высококвалифицированные работники, которые могут работать на сложном современном оборудовании. Нам нужны инженеры различных направлений. Нужны люди, которые способны проектировать, которые могут управлять и поддерживать сложные технологические процессы. С точки зрения качества кадров, таких людей нет.

 

Г. ЛЕПИНА: Готовясь к программе, я узнала, что особенно некачественные кадры – это молодые кадры. Работодатели жалуются, что приходят люди не только без опыта, но и без навыков, которые должны быть, раз они где-то учились на эту профессию.

 

Е. СЕРЕБРЯКОВА: Да, очень часто встречается слабая профессиональная подготовка. Здесь, видимо, надо выстраивать тесную работу с образовательными учреждениями. Должна быть интеграция, когда предприятие становится заказчиком кадров. Предприятие дает заказ, как учить, чему учить, чтобы на работу приходили более подготовленные сотрудники.

 

Г. ЛЕПИНА: Ваше предприятие работает так?

 

Е. СЕРЕБРЯКОВА: Мы работаем и со средними учебными заведениями, и с высшими учебными заведениями. Мы выявляем лучших студентов, мы предоставляем площадку для производственной практики и принимаем практикантов потом на работу.

Г. ЛЕПИНА: Владислав Валентинович, эта связь работодателя с учебными заведениями, они сами ее налаживают или ваше ведомство оказывает содействие?

 

В. СМИРНОВ: Со стороны государства сделано достаточно много шагов для того, чтобы разгрузить бизнес с точки зрения подготовки кадров. Проблема-то в другом, бизнес во время кризисов часто переходил из рук в руки, у собственников не было необходимости инвестировать в человеческий капитал. Не было интересно играть в долгие стратегии. Мы продолжаем бороться с последствиями советской системы подготовки кадров. У нас советская власть с принудительным распределением трудовых ресурсов закончилась, мы пока свободные люди на рынке труда, а система подготовки специалистов, она осталась советской.

Первое, что сейчас больше всего мешает работодателю, - это сроки подготовки. 4-5 лет ждать специалиста, даже если его готовят за счет бюджета… В бизнесе слишком много успевает произойти за пять лет. Там меняются не только векторы развития, но и стратегии успевают поменяться. Технологические платформы так быстро меняются, что очень сложно просчитать бизнес на такие сроки. Этот момент становится определяющим. Это я к тому, что очень много на рынке труда молодежи, которая по велению мамы пошла получать высшее образование. Вот они с этим высшим образованием на свои пятнадцать тысяч и сели. И будут сидеть там, если не предпримут некоторых шагов в своей жизни. Но я хочу сказать о том, что не надо думать, что если вы получили диплом невостребованный, то все. Сейчас нарастает и будет увеличиваться количество предложений по достаточно качественному краткосрочному профессиональному образованию. За 3-6 месяцев, иногда за счет государства, можно получить новую профессию, востребованную профессию. Любой работодатель, который работал на высокотехнологических производствах, скажет, что у нас не хватает квалифицированных кадров.

Следующий шаг - это создание собственных учебных центров. Прямая подготовка претендентов на вакансию на конкретном оборудовании с жестким отбором. Это очень дорогое оборудование, и оно теперь уже не универсальное, как при советской власти, когда токарей готовили полками. Сейчас может стоять пресс какой-нибудь с программным управлением, единственный на всю страну, в мире, может быть, в пяти экземплярах изготовлен. Туда открылись вакансии. Может подготовить только работодатель. И когда работодатели жалуются на то, что у нас нет квалифицированных кадров, мы отвечаем, что нужно жаловаться в сторону зеркала. Еще раз говорю для тех, кто пытается свою жизненную траекторию поменять, учтите, что реальный вариант - это краткосрочное образование. Оно меняет судьбу.

 

Г. ЛЕПИНА: Елена Владимировна, Владислав Валентинович сейчас сказал, что конкретно под себя работодатели будут вынуждены готовить кадры. У вас уже такая практика существует?

 

Е. СЕРЕБРЯКОВА: У нас есть такая практика. Учебный центр мы сейчас только еще собираемся открывать. Мы сейчас работаем в этом направлении, и концу года у нас будет свой учебный центр. Мы столкнулись с этим. Под конкретное оборудование, которое не имеет аналогов в отечественном машиностроении, очень трудно подобрать людей, которые умеют на нем работать. Мы находили учебные центры, которые готовят сотрудников на аналогичном оборудовании, только российском, и нам это тоже не подошло. Мы пошли путем создания собственного учебного центра и будем работать в этом направлении.

 

В. СМИРНОВ: Отмечу, что нам гораздо интересней работать с корпоративными учебными центрами. Во-первых, это гарантированное трудоустройство для людей, которые проходят обучение, они, как правило, после предварительного отбора или испытательного срока трудоустраиваются. Во-вторых, это демонстрация того, что этот бизнес всерьез и надолго. Если мы будем взаимодействовать, это будет ресурсом экономии средств и времени на таких предприятиях. Мы готовы проводить первичный отбор из числа граждан, которые к нам обращаются, и мы готовы оплачивать их обучение за счет государства. Чем меньше безработных, тем эффективнее в целом ситуация.

 

Г. ЛЕПИНА: Вы уже немного сказали о профессиях будущего. Это профессии, которые можно будет получить с помощью краткосрочного образования. Можно какие-то конкретные примеры этих профессий привести? Может быть, топ-5 специальностей, которые будут востребованы не в ближайшие 2-3 года, а в перспективе на 10-20 лет. Если сегодня я задумаюсь о том, что не хочу больше быть журналистом, куда мне пойти?

 

В. СМИРНОВ: Боюсь, что журналисты как раз могут и оказаться в топ-5. Просто с некоторым размыванием профессии.

 

Г. ЛЕПИНА: Это радует.

 

В. СМИРНОВ: Но это высокая конкуренция. Помню времена, когда в Челябинске было буквально десяток журналистов. Один телеканал и две радиостанции, но журналистов очень немного. Сейчас происходит размывание профессии. А с расширением социальных сетей все больше требуется от обычных людей способностей журналиста. Выкладывать фотографии еды или себя в зеркале, эта история, конечно, в прошлом. Если серьезно, то основной акцент - это знания в сфере IT-технологий. Профиль технического образования предыдущих поколений позволяет рассчитывать на то, что именно старшее поколение правильно сможет оценить будущее своих детей и сориентировать их на такие востребованные профессии. Практически все прогнозы говорят, что в районе 2030-2035 года мы подойдем к очередному витку технологических прорывов практически во всех областях, от промышленности до технологий здоровья и т.д. Все будет крутиться вокруг IT-технологий. Там будущее. Другой вопрос - специализация. Мы привыкли размышлять старыми представлениями о профессиях. Сейчас у меня ощущение складывается, что в будущем будут IT-врач, IT-журналист, IT-водитель... Через это придется проходить. Хотя я понимаю, что дети не любят у нас математику учить в школе, придется привыкнуть.

 

Г. ЛЕПИНА: Елена Владимировна, заговорили про социальные сети. Мы знаем, что специалисты по персоналу очень часто, когда изучают резюме, пользуются аккаунтами соискателей в соцсетях. Насколько важен сегодня этот источник информации?

 

Е. СЕРЕБРЯКОВА: Я думаю, что в современном мире этот источник информации очень важен. Можно узнать о соискателе некоторые вещи, посмотреть, чем человек живет, что думает. Что он размещает. Например, за столом сидит, выпивает, может быть. Могут быть какие-то вещи, которые не вписываются в социальные нормы.

 

Г. ЛЕПИНА: У нас осталось не очень много времени, нужно еще успеть вопросы с сайта задать. Пишет нам Александр: «Здравствуйте, я ищу работу, не знаю с чего начать. Раньше такого опыта не было. Посоветуйте что-нибудь».

 

В. СМИРНОВ: Посоветую обратиться в центр занятости по месту жительства. Это государственная услуга, ее обязаны предоставлять людям, которые не имели опыта работы или длительно не работали. В рамках этой услуги человеку объяснят, как заниматься самопрезентацией во время собеседования, что такое собеседование, как правильно составить резюме, предложат пройти тестирование у профориентатора службы занятости, не надо куда-то ехать на другой конец города, при необходимости предложат походить к нашему психологу, чтобы проработать это направление: больше уверенности, больше напора, энергии во время собеседования, правильная презентация своих положительных навыков, способностей и умений. А там точно расскажут еще о способах, которые у нас существуют для поиска работы. Служба занятости - это только один из способов поиска работы. Мы считаем, что их больше двадцати.

 

Г. ЛЕПИНА: Еще один вопрос. Пишет Виктория Сергеевна: «Когда в Челябинске планируют провести ярмарки вакансий в ближайшее время?»

 

В. СМИРНОВ: Сезон начнется, как всегда, в сентябре. В середине сентября будет крупная ярмарка вакансий в Челябинске. Об этом центр занятости широко известит население. Во всех остальных городах - тоже в сентябре. Мы ждем окончания сезона огородов и отпусков, потому что кадровики в большом количестве уходят в отпуск именно в августе. У нас на некоторое время разрывается связь с работодателями. Как правило, сотрудники летом меньше ищут работу, начинается сезон поиска работы уже к сентябрю.

 

Г. ЛЕПИНА: Время нашей программы истекло. Спасибо вам, что вы пришли к нам. Это был «Разбор полетов». Всего доброго. До встречи.