• @echochel VK Facebook   Google+ Instagram YouTube

Челябинск
  • -3 ... -5 C°
  • 0 ... +2 C°
  • 59.0061р. - 0.4543
  • 69.403р. - 0.4154
  •  
  • Экскурсии на 31 канале

Поиск по сайту:

  • Дилетант
Разбор полетов

Стратегия развития Челябинской области до 2035 года - набор картинок или реальное руководство к действию для региональной власти?

3006razbor_obl_170.jpg

Стратегия развития Челябинской области до 2035 года - набор картинок или реальное руководство к действию для региональной власти? Проект документа должен быть разработан до конца этого года. А сам документ - к концу 2018-го. Зачем Южному Уралу смотреть так далеко в будущее, ведь есть масса задач, которые нужно решать уже сегодня? 

 

 

 

Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте! Стратегия развития Челябинской области до 2035 года - набор картинок или реальное руководство к действию для региональной власти? Проект документа должен быть разработан до конца этого года. А сам документ должен быть утвержден к концу 2018-го. Зачем Южному Уралу смотреть так далеко в будущее, ведь есть масса задач, которые нужно решать уже сегодня? Также есть Стратегия-2020. Насколько успешно реализуются в области ее положения? Сегодня говорим об этом в программе «Разбор полетов» на «Эхе Москвы» в Челябинске и 31 канале. В студии Галина Лепина. Я представляю наших гостей. Министр экономического развития Челябинской области Сергей Смольников. И заведующий кафедрой "Экономика промышленности и управления проектами" Южно-Уральского госуниверситета Леонид Баев.

Еще не так давно мы говорили о Стратегии-2020. И вот мы слышим о необходимости появления новой стратегии до 2035 года – с чем это связано? И каковы результаты Стратегии-2020?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Стратегию-2020 у нас разработали в 2007 году. В 2014 году ее модернизировали, она была доработана с учетом майских указов президента, с учетом показателей, которых мы должны были достигнуть по госпрограммам. Не сильно совру, если скажу, что 2014 и 2007 год – это другой мир, другие тренды в экономике, другие условия. За это время мир радикально поменялся. Это, как минимум, два общемировых финансовых кризиса. Естественно, наивно полагать, что постулаты и решения, которые закладывались в Стратегию-2020 в то время, актуальны до сих пор. Стратегия – это не просто документ, который красиво лежит на сукне, мы относимся к Стратегии как к живому документу: меняются реалии – меняется Стратегия.

Сегодня условия меняются настолько быстро, что иногда мы не успеваем за тем, что происходит. Тем это актуальнее, если мы говорим о документе, который описывает желаемое будущее на пять, на десять, на 15 лет. Сейчас появляются рынки, о которых несколько лет назад можно было в научной фантастике только мечтать, появляются новые технологии. Сегодня старопромышленные предприятия, которые работали при третьем, четвертом экономическом укладе, которые составляют основу нашей региональной экономики, к нашему большому сожалению, начинают уступать «новым тиграм». Сегодня самые динамично растущие – это IT-компании. Стратегия-2020 выполнила свою роль, целый ряд показателей, которые запланированы, были достигнуты. Достигнут был показатель по валовому региональному продукту. По сравнению с 2013 годом, мы увеличили ВРП на 33%. Мы достигли показателя по среднегодовой численности населения. У нас снизилась смертность.

 

Г. ЛЕПИНА: У нас еще 2020 год не настал, а вы говорите, что мы уже достигли каких-то показателей. Как это возможно?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Я говорю о показателях на текущий период. О том, чего мы достигли к 2014, 2015, 2016 годам. Здесь стратегия выполнена, показатели достигнуты. Однако надо сказать, что есть показатели, по которым мы стали падать. В 2014 году подъем ощущался во всем: и по среднегодовой численности занятых, и по производительности труда, и по вводу в эксплуатацию жилья, и по инвестициям в основной капитал. Но в 2015 году мы ощутили падение. Например, по численности занятых мы планировали рост 2,5-3,7%, а в итоге получили 0,3%. Поэтому появилось осознание, что что-то нужно менять.

 

Г. ЛЕПИНА: Леонид Александрович, Вы тоже думаете, что нам нужен этот документ? Раз все так скоротечно меняется, нет ли вероятности, что мы сейчас опять что-то придумаем, а потом будем спешно менять?

 

Л. БАЕВ: Здесь я должен согласиться с Сергеем Александрович. Стратегия создается не в качестве догмы, Стратегия – это основные ориентиры, основные принципы реализации развития, основные цели и основные методы распределения ресурсов. Мы, когда учим студентов, говорим, что стратегическое управление, проектное управление – это очень простые вещи, оно включает в себя то, что мы хотим, что мы имеем, что должны сделать и как это сделать наилучшим образом в текущей ситуации. Текущая ситуация изменилась, и мы должны внести коррективы в пути, мы должны внести коррективы в ресурсное обеспечение, мы должны внести коррективы в сами ориентиры. Стратегия писалась в 2007 году, никто не ожидал кризиса 2008 года и кризиса 2015-2016 года. Сейчас ситуация изменилась кардинально. Если в 2008 году был общемировой кризис, то сейчас у нас структурный кризис нашей экономики. Здесь нужны другие принципы, другие подходы. Стратегию нужно менять.

Могу в шутку сказать: «Планы пишутся не для того, чтобы их выполнять, а для того, чтобы их корректировать». А если серьезно, то, когда вы пишите план развития какого-либо объекта, хоть предприятия, хоть себя, хоть страны, вы лучше представляете, как объект управления устроен. Вы уже значительно подготовлены к реакции на непредвиденные изменения. Стратегия – это целеполагание, распределение ресурсов, распределение полномочий и ответственности, это основные ориентиры и готовность отработать те или иные возмущения.

 

Г. ЛЕПИНА: Сергей Александрович, в плане по разработке Стратегии-2035 написано, что до 1 июля должны быть определены направления, которые мы будем считать приоритетными, наши цели и задачи. Можем ли мы озвучить конкретные направления? На что мы будем делать упор?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Об этом я, наверное, чуть позже вам скажу, если мы еще раз в этой студии встретимся.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть это надолго, да?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Нет. Дело в том, что как раз сейчас эта работа и проводится. Если говорить об этапах работы над Стратегией, то первый этап мы миновали. Первый этап был аналитическим. Мы проанализировали Стратегию-2020: чего достигли, чего не достигли, по каким причинам, где системный сбой произошел. Это была не только работа минэконома. Ее проводили все отраслевые министерства: минстрой, минсельхоз, минобр и т. д. Каждый внутри своей структуры разбирал свои показатели и свои системные риски, ограничения, возможности. Этот этап мы благополучно завершили. На этом этапе мы очень активно науку привлекали. Все наши университеты в этой работе участвовали: ЮУрГУ, ЧелГУ, Магнитогорский госуниверситет. Со стороны коллег привлекали независимых экспертов. Сделали факторный анализ. Мы понимаем платформу, на которой мы сейчас находимся, с которой шагаем дальше.

А вот сейчас этап, о котором вы говорите. В каждом министерстве создана своя рабочая группа, которая включает науку, общественность, бизнес, средства массовой информации. Они сейчас проводят свои стратегические сессии. Их задача - определить приоритеты. Приоритетов много быть не может, у хорошей стратегии буквально три-четыре приоритета. Это те точки, куда будут сконцентрированы все усилия, возможности, ресурсы. По каждому приоритету планируются свои задачи. Если есть три-четыре приоритета, целей примерно 15-17. Задач может быть до нескольких сотен. Приоритеты мы будем потом обсуждать на региональном координационном совете. Здесь каждое министерство будет рассказывать об итогах своей работы. В этом коллегиальном органе мы будем проводить масштабную стратегическую сессию с участием губернатора, его заместителей, всех членов правительства, там в режиме мозгового штурма и будем определять только те три-четыре цели.

 

Г. ЛЕПИНА: И после этого можем их уже озвучивать?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Конечно. Вопрос у вас очень актуальный. Просто мы со всех площадок призываем население области и бизнес активно в этом процессе участвовать. На мой взгляд, есть важное отличие подходов к разработке Стратегии-2035 от Стратегии-2020. Это документы общественного согласия. Такого количества участников, наверное, еще не было. У нас только в анкетировании, которое мы запустили среди бизнеса и населения, за один месяц более 200 предприятий приняло участие. А это все наши базовые предприятия, предприятия малого и среднего бизнеса, сельского хозяйства, инновационные предприятия, более 3 тыс. человек на нашем сайте эти анкеты заполнили. Так мы узнали, что волнует бизнес, что волнует население, в чем они видят ограничения, какой они хотят увидеть Челябинскую область в 2035 году. Очень интересный срез, и мы его также будем использовать в своей работе.

 

Г. ЛЕПИНА: Данные этого анкетирования сегодня можно озвучить, чтобы нам тоже какое-то представление иметь? Хотя бы кратко. Пока Вы ищете, я хочу Леонида Александровича спросить. Сергей Александрович говорит, что мы пока не можем озвучить приоритеты, потому что мы их еще пока не выработали окончательно. А Вы как видите? Что должно быть в приоритете в Стратегии-2035?

 

Л. БАЕВ: Дело в том, что Сергей Александрович озвучил особенности Стратегии-2035 социально-политические. Я попробую высказать свое мнение, относительно особенностей экономических и управленческих. Нужно сказать, что главная цель любой стратегии развития – это постановка политических и социальных целей. Экономисты должны выяснить, что нужно конкретно сделать, чтобы жизнь наша с вами улучшалась. Специалисты нашего университета, о чем Сергей Александрович и говорил, провели достаточно глубокую аналитическую работу по текущему состоянию. Результаты этой работы были доложены на совещании у губернатора нашим ректором Шестаковым. Анализ говорит, что нашему правительству придется решать очень трудные и непопулярные задачи. Трудные и непопулярные задачи должны массово обсуждаться. Естественно, должен искаться консенсус, иначе задачи не будут решены. Почему? Дело в том, что у нас есть достаточно серьезные вызовы.

Во-первых, у нас экономика по технологическому укладу - это третий-четвертый уровень. Это сталь и нефть. Другие страны уже находятся на четвертом-пятом уровне. Это нанотехнологии, это биотехнологии, это компьютерные технологии, это искусственный интеллект. Надо сказать, что спрос на нашу продукцию, на металлургическую продукцию, которая нас кормит, будет все в большей и большей степени падать. Цены на нефть 100 долларов за баррель не будет никогда, это я совершенно ответственно могу сказать. Нам нужно второе - серьезная диверсификация экономики. А что такое диверсификация экономики? Это не только сохранение того, что мы имеем хорошего. Это создание новых производств. И вот тут первое противоречие. Для того, чтобы создавать новые производства, нужно поддерживать сильных, нужно помогать развиваться сильным, а не помогать слабым. Если мы усилим слабых, то в целом экономика у нас не поменяется, и нам не на чем будет развиваться. Это первый момент. Второй момент, у нас остро не хватает денег. Даже с учетом того, что у нас Фонд национального благосостояния и Фонд развития сократились примерно до 90 млрд долларов по стране, все равно эта цифра примерно в 2-2,5 раза превышает все прошлогодние вложения в экономику. Деньги, вроде, есть, но почему эти деньги лежат в ценных бумагах иностранных государств под очень низкий процент? Потому что у нас остро не хватает эффективных голов и рук, которые из этих денег сделают деньги с большой добавленной стоимостью. Это вторая проблема. Нам нужно готовить кадры. И третья проблема. Если у нас есть передовые территории и есть депрессивные территории, нужно как-то решать проблемы тех и других. Одно из решений заложено в концепции территориального развития Российской Федерации. Это помогать сильным и осуществлять миграцию и санацию слабых территорий. Здесь как раз очень важно проводить нашему правительству, нашим руководителям, нашим специалистам разъяснительную работу среди населения. Может быть, снять не один фильм, может быть, сделать цикл передач постоянным. Потому что взаимопонимание может быть найдено только в совместных беседах и совместных обсуждениях.

 

Г. ЛЕПИНА: Вы сказали про фильм, и я вспомнила про вопросы, которые пришли на наш сайт echochel.ru. Написал Николай: «Я много слышал о Стратегии-2020. И теперь говорят о Стратегии-2035. Но даже интересуясь такими вещами, я не могу до конца понять, что именно содержат эти документы. Может быть, стоило снять какой-то разъясняющий фильм для населения?» Сергей Александрович, будут какие-то материалы?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Вопрос очень хороший. На самом деле, материалов море просто. Другой вопрос, что они только для узких специалистов понятны. Я себе на карандаш это возьму. Мы, наверное, в самое ближайшее время подготовим и разместим на нашем минэковском сайте и на сайте правительства в доступном виде сформулированную информацию об итогах Стратегии-2020. Что в нее входило, чего мы достигли, чего не достигли, основные постулаты, основные направления, логику работы по подготовке Стратегии-2035. Идея просто шикарная.

 

Л. БАЕВ: Сергей Александрович, я себе позволю не вполне с Вами согласиться. Сайт - это здорово. Но массовый читатель на сайт минэкономразвития не заходит. Поэтому нужны именно такие передачи, такие беседы, может быть, более расширенные круглые столы. Мы просто должны понять, что без непопулярных мер мы с вами проживем еще год, а дальше эти непопулярные меры введет сама жизнь, как это было сделано в 2015-16 году. Поэтому здесь взаимопонимание нужно.

 

Г. ЛЕПИНА: Сергей Александрович, по поводу анкетирования информацию не нашли?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Я себя чувствую человеком, у которого рояль в кустах. Да, у меня есть такая информация. Очень кратко. 48% представителей бизнеса считают главной проблемой неопределенность экономической ситуации. Мы должны понимать, что у нас будет в мире, что у нас будет происходить с налоговым законодательством. Особенно это важно, если речь идет о действительно масштабных проектах, это длинные деньги, это глобальные вложения. Инвестор, если он не понимает, что будет в регионе или в стране через пять, через десять лет, много раз подумает, прежде чем идти на эти риски. Риски должны быть оправданными. Поэтому основной сдерживающий фактор - это неопределенность экономической ситуации. На втором месте у нас высокие издержки. Это сырье, материалы, комплектующие, высокий уровень налогообложения, высокие ставки по банковским кредитам и недостаточный спрос на внутреннем рынке. Это основные проблемы, которые бизнес обозначает, которые его сдерживают.

 

Л. БАЕВ: В этой связи исследователи, которые занимаются регионалистикой, предлагают создать опорные точки роста, которые были бы привлекательны для инвестиций и для жизни. Приедут специалисты, придут инвесторы, они дадут толчок развитию экономики области.

 

Г. ЛЕПИНА: Эти точки роста тоже войдут в стратегию?

 

С. СМОЛЬНИКОВ: Это анкетирование станет базой, отталкиваясь от которой, мы будем расставлять акценты в своей работе. В проблемах кроются пути их решения.

 

Г. ЛЕПИНА: Сергей Александрович, Леонид Александрович, мы с вами многое не успели обсудить. Время нашей программы истекло. Спасибо, что вы к нам пришли, мы хоть что-то успели разъяснить людям. Это был «Разбор полетов». Всего доброго. До встречи.