• @echochel VK Facebook   Google+ Instagram YouTube

Челябинск
  • -2 ... -4 C°
  • +1 ... +3 C°
  • 57.5118р. - 0.0588
  • 67.8927р. - 0.0406
  •  
  • Экскурсии на 31 канале

Поиск по сайту:

  • Дилетант
Разбор полетов

В Челябинской области растет число смертельных отравлений синтетическими наркотиками

2706razbor_170.jpg

В Челябинской области растет число смертельных отравлений синтетическими наркотиками. Каковы масштаб и причины проблемы? Что предпринимают власти? И нужно ли изолировать наркозависимых от общества?

 

  

 

Г. ЛЕПИНА: В Челябинской области растет число смертельных отравлений синтетическими наркотиками. В столице региона от употребления одного из них за месяц скончались 30 человек. Что предпринимают власти? И нужно ли изолировать наркозависимых от общества? Об этом говорим сегодня в программе «Разбор полетов» на «Эхе Москвы» в Челябинске. К нам присоединяются зрители 31 канала. Телефон прямого эфира 269-97-78. В студии Галина Лепина, я представляю наших гостей: главный нарколог министерства здравоохранения Челябинской области Борис Изаровский. Здравствуйте, Борис Васильевич.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Добрый день.

 

Г. ЛЕПИНА: И директор благотворительного фонда «Источник Надежды» Алексей Тананин. Здравствуйте, Алексей.

 

А. ТАНАНИН: Добрый день.

 

Г. ЛЕПИНА: 30 человек только у нас в Челябинске за месяц скончались от употребления так называемого «белого китайца». Это очень серьезно, я не помню, чтобы за последнее время такие цифры звучали в рамках одного города. Чем опасен этот наркотик и похожие на него запрещенные вещества? Кто начнет отвечать? Давайте, Борис Васильевич.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Хорошо. «Белый китаец», если его правильно называть, это карфентанил. Это сугубо синтетический наркотик, был синтезирован давно, но широкое распространение получил, наверное, только в последние полгода. Надо сказать, что наркопотребители оказались не готовы к этому наркотику, потому что он в совершенно минимальных дозировках может вызывать изменение психической деятельности, может формировать крайне быстро зависимость. И самое страшное — то, что он обладает выраженным смертельным эффектом. То есть в микродозах он может вызвать остановку дыхания или работы сердца, и тем самым спровоцировать смерть, что и произошло. Дело в том, что его дозировать крайне сложно. В микродозах он уже вызывает наркотическое опьянение, и передозировка может произойти просто на ровном месте. И наши наркопотребители оказались просто не готовы на сегодняшний день. Этим и вызвано такое количество смертельных отравлений.

 

Г. ЛЕПИНА: А есть ли какие-то свежие статистические данные в целом по области по употреблению наркотиков в этом году по сравнению с прошлым годом? И сколько из них «синтетики» в процентах, есть ли информация?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: На сегодняшний день у нас уже порядка 120 смертельных отравлений по области. Надо сказать, что в прошлом году их было гораздо меньше за тот же самый период. Если за весь прошлый год у нас было порядка 360 случаев, то сейчас у нас еще квартал не закончился, а мы уже набрали практически только от карфентанила смертность. В основном, конечно же, на рынке 70% занимают различные синтетические наркотики. То есть те «традиционные» наркотики, которые раньше употребляли, сейчас немного оттеснены на задний план. Из-за дешевизны на передний план выдвинулись синтетические наркотики.

 

Г. ЛЕПИНА: Алексей, к Вам будет вопрос. У нас кто только не занимается борьбой с наркоманией, начиная от самого государства в лице министерства здравоохранения и официальных больниц, но у нас есть и различные некоммерческие благотворительные организации. И я знаю, что у вашей организации есть какой-то совместный проект с минздравом. Расскажите, пожалуйста, о нем.

 

А. ТАНАНИН: Да, мы уже больше пяти лет в этой сфере. Занимаемся профилактикой социально значимых заболеваний и рискованного поведения. Профилактика начинается еще с подросткового возраста, когда в умы, в поведенческие навыки подростков вкладываются правильные, положительные моменты. Наша работа с министерством здравоохранения Челябинской области ведется непосредственно с наркопотребителями и их родственниками. Наши специалисты выезжают в реабилитационные центры, где проводят практические семинары, тренинги. И сразу же мы, еще со СПИД-центром, так сказать, одним ударом несколько вопросов стараемся решить, в связи с финансовой нагрузкой тоже. Проводим экспресс-тестирование на ВИЧ-инфекцию и на гепатит С.

На сегодняшний день в среде наркопотребителей самый высокий уровне ВИЧ-инфицированных. Он достигает более 10-15%. Специалисты говорят о 20%, но на нашем опыте выявляемость среди наркопотребителей составляет 15-20% по ВИЧ-инфекции. И у каждого наркопотребителя есть еще свой круг общения, как их принято называть, «соигольники» или «соупотребители». Ну и плюс мужья, жены. У нас на базе фонда проходят группы взаимопомощи для людей, живущих с ВИЧ. И часто обращаются именно родственники — жены, мужья, которые уже через половой путь заразились ВИЧ-инфекцией. То есть проблема не только в зависимости от наркотических веществ, но и в распространении социально значимых заболеваний. Это все — очень комплексная проблема, поэтому и решать ее необходимо, привлекая и некоммерческие организации, и различные государственные структуры.

 

Г. ЛЕПИНА: Борис Васильевич, а сколько у нас на сегодня в том реестре, о котором мы говорили перед эфиром, организаций, которые помогают наркозависимым? Много их включено туда?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: У нас реестр создан только по одному направлению — это реестр негосударственных реабилитационных центров. На сегодняшний день пять центров. В этом году будет рассматриваться вопрос о включении дополнительных центров. Надо сказать, почему область пошла на создание такого реестра. Потому что на сегодняшний деть количество реабилитационных центров достаточно большое. Оно исчисляется десятками на территории Челябинской области. Не всегда понятно, чем занимаются эти реабилитационные центры, какие методики используют, какие программы и вообще какую они преследуют цель. Поэтому были разработаны разные критерии, была проведена проверка со стороны министерства здравоохранения, министерства социальных отношений, правоохранительных органов. Эти центры были оценены, проверены. Они соответствуют тем требованиям, которые область предъявила к этим центрам, поэтому они были включены в реестр и мы с ними сотрудничаем. То есть помимо государственной наркологической службы, которая осуществляет лечение и реабилитацию наркозависимых, есть еще негосударственные реабилитационные центры, которые оказывают помощь в социальной реабилитации.

 

Г. ЛЕПИНА: Сейчас не про социальную реабилитацию, а опять про лечение. Буквально сегодня стало известно о том, что наша областная наркологическая служба получает новое оборудование, которое позволит выявлять новые синтетические наркотики. Расскажите про это. Кто конкретно получит, какие учреждения и как появление этой аппаратуры поможет изменить ситуацию?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: На рынке огромное количество наркотических средств и психотропных препаратов. Есть еще ряд неподконтрольных химических веществ, которые тоже вызывают наркотическое опьянение. Но пока они не отнесены к наркотикам. Появление такой аппаратуры для химико-токсикологических лабораторий позволит решить несколько задач. Первая — выявлять те неподконтрольные вещества, которые имеющаяся аппаратура практически не может выявить, и второе — выявлять вещества в микродозах, допустим, как карфентанил, потому что выявить его достаточно сложно. В теле мертвого человека легко найти, а у живого человека — сложновато для нашей сегодняшней аппаратуры. Поэтому внедрение новой поможет нам определять эти виды наркотиков. А зачем это надо? Для того, чтобы люди, которые совершили административные или уголовные правонарушения, не могли уйти от ответственности, так как они их совершили в состоянии наркотического опьянения.

У нас на сегодняшний день в области находятся три химико-токсикологических лаборатории. Это в Челябинске, в наркологической больнице, - туда поступит аппаратура; в Миасском психоневрологическом диспансере, - туда тоже поступит; и поступит аппаратура в Магнитогорский областной наркологический диспансер.

 

Г. ЛЕПИНА: А когда? Сейчас стало известно о том, что деньги выделены из областного бюджета. Сколько времени процесс займет, когда появится уже?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Я думаю, если своевременно все деньги будут выделены, проведут аукционы, месяца три это, наверное, займет. До поставки.

 

Г. ЛЕПИНА: Алексей, Вы работаете с наркозависимыми. Как часто передозировки случаются? Вообще какая-то динамика есть — когда-то было меньше, когда-то больше, а вот сейчас как ситуация складывается?

 

А. ТАНАНИН: Как уже Борис Васильевич заметил, из-за «синтетики» наркопотребители не имеют возможности контролировать употребление. Сегодня они привыкли к определенной дозировке, завтра они приобрели какой-то новый наркотик, но дозировку не рассчитывают.

 

Г. ЛЕПИНА: Как раз с чего мы начали — эти 30 смертей.

 

А. ТАНАНИН: Да. И поэтому достаточно много передозировок. Но еще не фиксируются те передозировки, которые происходят внутри коллектива наркопотребителей или в домашних условиях, когда родственники своими силами пытаются откачать.

 

Г. ЛЕПИНА: И когда у них получается.

 

А. ТАНАНИН: Да. Мы непосредственно общаемся и знаем, что часто бывают такие передозировки, так сказать, на краю смерти человека, но как-то родственники своими силами его откачивают.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Надо сказать, что у нас количество вызовов скорой помощи исчисляется тысячами на передозировки.

 

Г. ЛЕПИНА: Тысячами за какой период?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Только за прошедшие пять месяцев порядка двух тысяч вызовов было на передозировки. То есть практически было спасено две тысячи жизней. Врачи успели приехать, оказать экстренную медицинскую помощь, и человек остался жить.

 

Г. ЛЕПИНА: Я хочу задать вопросы, которые пришли на наш сайт echochel.ru. Пишет Андрей: "Что делать если на улице встретил человека, который с виду под наркотиками? Вызывать скорую, какие-то другие службы или лучше убежать?" Можем какой-то совет дать?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Человек, который находится в состоянии наркотического опьянения, не подлежит принудительной госпитализации. Это не повод, чтобы его поместить в скорую помощь и госпитализировать. Он должен дать свое согласие на госпитализацию. Поэтому здесь можно обратиться в правоохранительные органы, набрать «02», потому что человек находится в неадекватном состоянии, в состоянии опьянения, что непозволительно. Поэтому его могут задержать, освидетельствовать и составить административный протокол за нахождение в общественном месте в нетрезвом состоянии.

 

Г. ЛЕПИНА: А вот тут спрашивают: «Или лучше убежать?» То есть эти люди представляют опасность?

 

А. ТАНАНИН: Да.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Знаете, очень сложно сказать однозначно. Бывает. Дело в том, что многие синтетические наркотики, которые на сегодняшний день употребляют наркозависимые, или даже не наркозависимые, а случайно люди захотели вдруг попробовать, вызывают неадекватную реакцию на их употребление.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть они непредсказуемыми становятся?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Да, состояние может быть совершенно непредсказуемое. На одного так действует, у другого возникают галлюцинации, бредовые расстройства какие-то. Ему страшно становится, он видит чудовищ или опасности. В том числе он может проявить агрессию как в отношении окружающих, так и в том числе к себе.

 

А. ТАНАНИН: Недавно был случай. На телефон доверия к нам обратилась женщина. Она со своей невесткой и двумя детьми заперлись в комнате и просто защитили себя от своего сына и мужа той девушки. Потому что под воздействием наркотиков ему галлюцинации пришли, и он видел в их лице воров, которые забрались в квартиру, и с ножом начал их выгонять из дома.

 

Г. ЛЕПИНА: Мы помним, еще был такой резонансный случай. Я не помню, когда конкретно на северо-западе мать выбросила своего ребенка с восьмого этажа. Она его таким образом якобы спасала, находясь под воздействием наркотиков.

 

А. ТАНАНИН: Да. Защищала. Поэтому, отвечая с моей стороны на вопрос, надо все-таки увидеть степень опасности, если подойти к этому человеку. Наркопотребители тоже люди, и бывает, что им нужна помощь. Когда, например, в передозировке человек, в эпилепсии например. Нужно постараться помочь. Конечно, делать замечания - это бесполезно, и вряд ли они отреагируют. Особенно если с детьми человек идет, то, конечно, лучше обойти и вызвать правоохранительные органы. Но опять же смотреть риск от его неадекватности.

 

Г. ЛЕПИНА: Если мы говорим о том, что эти люди могут представлять опасность, расскажите о вашем отношении к инициативе, которая давно обсуждается: ввести уголовное наказание за употребление наркотиков. Нужно ли это делать?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Я не могу тоже ответить однозначно, тут очень сложный вопрос. У нас была такая ответственность — за употребление наркотиков. Если человек из интереса решил попробовать, надо наказать, но, конечно, не уголовно, а административно. И за это предусмотрена административная ответственность на сегодняшний день. Но дело в том, что систематическое употребление наркотиков — это уже болезнь, и человек уже не может собой управлять. Он становится рабом наркотиков. И не потому, что он хочет их употреблять, а потому, что у него организм этого уже требует. Он уже не властен над своей психикой, не может остановиться, и за это сажать человека... Не знаю. Наверное, это не совсем правильно. Здесь необходимо оказать человеку помощь в первую очередь. Медицинскую помощь.

 

А. ТАНАНИН: Да, я абсолютно поддерживаю Бориса Васильевича в том, что наркоситуация — разная. Есть ребята молодые, которые попали под влияние компании и употребили несколько раз наркотики. И даже бывают такие случаи, что второй-третий раз употребил — и его сразу же родители или кто-то — в правоохранительные органы. И сразу же уголовная ответственность и, возможно, в исправительную колонию — это человеку испортит всю жизнь. Может быть человек одумается из-за административного нарушения, как-то сделает выводы и выберет все-таки правильный путь.

 

Г. ЛЕПИНА: А может быть, если будет уголовная ответственность, это многих остановит?

 

А. ТАНАНИН: Это криминализирует всю эту систему, и ничего не изменится. Уже были ситуации, и в принципе, наркомания никуда не уходит. Есть какая-то потребность, особенно в последнее время, субкультура вот эта...

 

Г. ЛЕПИНА: Кстати, да, проводился опрос, и такие данные были, что раньше начинали употреблять наркотики в возрасте до 25 лет, а в последнее время возраст этот вырос, и 35-40-летние люди впервые часто начинают. Это с чем связано? Им хуже живется?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Наверное, какие-то изменения происходят в социальной сфере, в экономической. Возникают, возможно, разочарования как раз у такого поколения, которое наиболее продуктивно, которое, действительно, состоялось уже — 35-40 лет. И, возможно, происходит пересмотр, как-то мировоззрение меняется у них, взгляд на жизнь. Возможно, возникает какое-то ощущение нехватки риска, нехватки адреналина, еще что-то такое. По-другому никак объяснить не могу. И еще бывают моменты, что многие из этих людей пробовали наркотики в юности.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть это не первый раз?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Скорее всего, да. И это всплыло потом, на каких-то эмоциональных, психологических потрясениях, опять возвратилось к ним. То есть употребление, даже однократное, наркотика останется на всю жизнь.

 

Г. ЛЕПИНА: Тем более люди, которым сейчас 35-40, их юность проходила в 90-е, когда был этот подъем.

 

А. ТАНАНИН: Да, железный занавес упал, и в основном опиаты хлынули. Но вот у меня есть еще одно предположение, что на сегодняшний день наркотики стали более просты в употреблении. Если раньше, например, через дыхательный путь употреблялись...

 

Г. ЛЕПИНА: Да, только мы не будем сейчас детально описывать способы.

 

А. ТАНАНИН: Да. И старшему поколению сейчас вроде бы использовать наркотики через упрощенный вид употребления.

 

Г. ЛЕПИНА: Так они, наверное, еще и более доступны стали. Такое впечатление возникает, судя по новостям нашим.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Ну да.

 

А. ТАНАНИН: Отчасти да.

 

Г. ЛЕПИНА: Вот кстати да, я прочитаю вопрос с сайта. У нас очень мало времени. Что делать, когда видишь, как люди ищут «закладку»? Просто сразу звонить в полицию?

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Однозначно. Самому останавливать не надо, это надо звонить в полицию и все. Полиция сама пусть разбирается.

 

А. ТАНАНИН: Система «закладок» очень на сегодняшний день популярна. И мы даже двором собирались — у нас есть наркопотребитель и наркораспространитель, его время от времени садят, он выходит и опять за свое дело.

 

Г. ЛЕПИНА: Еще один вопрос. После какого случая употребления «синтетики» наступает зависимость?

 

А. ТАНАНИН: Очень быстро.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: Любое употребление наркотика изменяет психическое состояние человека, и это не проходит бесследно. То есть в памяти это все остается. Тут зависит от крепости психики человека. Чем более податливая психика, тем быстрее он станет наркозависимым. Более сильные люди дольше могут сопротивляться, но путь все равно один. Это можно так сравнить: стоишь на верхушке горы, а впереди крутой склон и там пропасть. Сделав первый шаг, по инерции пойдешь туда.

 

Г. ЛЕПИНА: Время нашей программы истекает. Давайте быстро озвучим номера телефонов горячей линии, по которым люди могут звонить, если у них есть какие-то вопросы по поводу наркозависимости их близких, или может быть, кто-то сам захочет.

 

А. ТАНАНИН: Телефон нашей горячей линии 777-47-25, это город Челябинск. Если звонить из области, то (351) 777-47-25.

 

Б. ИЗАРОВСКИЙ: И телефон горячей линии нашей больницы 775-11-91.

 

Г. ЛЕПИНА: Спасибо вам большое, что вы пришли к нам. Это был «Разбор полетов». Всего доброго, до встречи.