• @echochel VK Facebook   Google+ Instagram YouTube

Челябинск
  • 0 ... -2 C°
  • -1 ... -3 C°
  • 59.2746р. - 0.3579
  • 69.6654р. - 0.6950
  •  
  • Экскурсии на 31 канале

Поиск по сайту:

  • Дилетант
Разбор полетов

Почему в больницах Челябинской области не хватает врачей?

2206razbor_170.jpg
Фото с сайта nuz.uz

Почему в больницах Челябинской области не хватает врачей? Кто будет лечить южноуральцев? И поможет ли исправить положение оптимизация системы целевого набора абитуриентов в медицинский университет?

 

 

 


Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте. В больницах Челябинской области не хватает врачей. В чем причина? Кто будет лечить южноуральцев? И поможет ли исправить положение оптимизация системы целевого набора абитуриентов в медицинские университеты? Об этом говорим сегодня в программе “Разбор полетов” на “Челябинском эхе”. К нам присоединяются зрители 31 канала. В студии Галина Лепина, я представляю наших гостей: начальник управления кадрового и правового обеспечения министерства здравоохранения области Ирина Онищенко и ректор Южно-Уральского медицинского университета Илья Волчегорский.

Ирина Александровна, первый вопрос будет вам. Как сегодня обстоит ситуация с обеспеченностью кадрами в наших медицинских учреждениях? Можно ли назвать какие-то цифры, территории-лидеры и аутсайдеры по обеспеченности?

 

И. ОНИЩЕНКО: По состоянию на 1 января 2017 года общая численность врачей в государственных муниципальных учреждениях здравоохранения составляет порядка 11 тыс. человек. Численность среднего медицинского персонала - около 29 тыс. человек. Обеспеченность населения Челябинской области врачами в 2016 году составила 33,9 на 10 тыс. населения. Это чуть ниже, чем данные по России и по Уральскому федеральному округу. Самая низкая обеспеченность врачами у нас отмечается в Троицком, Чебаркульском, Агаповском, Верхнеуральском муниципальных районах, Локомотивном и Карабашском городских округах. Самый высокий показатель обеспеченности врачами в Челябинске, Миассе и Магнитогорске. Обеспеченность средним медицинским персоналом у нас достаточно высокая. На 10 тыс. населения приходится 89,7 работников. Самая высокая - в Нязепетровске, Саткинском, Варненскои муниципальных районах, также в Магнитогорске, Челябинске и Кыштыме. Низкая обеспеченность средним медицинским персоналом отмечается в Чебаркульском, Сосновском, Агаповском, Красноармейском, Троицком муниципальных районах. Наибольшая потребность наблюдается по ряду специальностей: врач-педиатр, врач-терапевт, анестезиолог-реаниматолог, хирург, психиатр, рентгенолог и стоматолог. Это то, что касается государственных и муниципальных медицинских организаций Челябинской области.

 

Г. ЛЕПИНА: Я так понимаю, что одним из способов исправления ситуации может стать оптимизация системы набора студентов и абитуриентов в медицинские университеты. Илья Анатольевич, давайте расскажем об этом нашим слушателям и зрителем, поясним, в чем принципиальная разница между тем, что будет, и тем, что было раньше.

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: Я хотел бы погрузиться немного в историю вопроса. В свое время в Советском Союзе была система государственного распределения. Человек ехал по распределению в определенный район, должен был там отработать не менее трех лет, а затем выбирать, если он хотел сменить место работы. С известными событиями 1991 года такой подход стал невозможен, потому что он противоречит Конституции. А проблема обеспеченности удаленных территорий врачебными кадрами осталась и, может быть, даже заострилась. Для преодоления этой проблемы 56 статья 273 Федерального закона предусматривает возможность целевого приема и целевого обучения. В чем замысел этой статьи? В том, что человек заключает договор о целевом обучении с потенциальным работодателем, а потенциальный работодатель заключает договор о целевом приеме с вузом. Человек обучается, а потом, в соответствии с обязательством по договору о целевом обучении, приезжает в соответствующую территорию, отрабатывает там определенное количество лет. За неисполнение договора следует ответственность, если человек получал льготы какие-то, он может быть привлечен к ответственности, он обязан возместить льготы в двойном или даже тройном размере. Считалось, что этот рычаг будет действенным как альтернатива государственному распределению. На практике, к большому сожалению, эта система заработала совсем не так. Дело в том, что договор о целевом обучении, он заключается между работодателем потенциальным и обучающимся, вуз не является стороной договора. Часто бывало так, что просто подписывают форму договора, ставят печать, с этим документом прибывают на обучение. Вуз не может в это дело вмешаться, не будучи стороной договора. Человек поступает по льготному конкурсу, учится, но не несет никаких обязательств. Ему по суду невозможно ничего вменить. Самое парадоксальное, что даже не заполнялись строки о заключении трудового договора по завершению обучения. Система не работала. Это я говорю о том, как было. Нужно сказать, что это проблема не только области, это всероссийская проблема.

Нужно сказать, что из 50 субъектов Российской Федерации, где есть либо медицинский вуз, либо медицинский факультет классического университета, подведомственного минобрнауки, в 39 субъектах есть практика единого целевого заказчика. Мы пока относимся в число 11 субъектов, где такой практики пока нет. Мы только начинаем, мы смотрим в сторону нашего доброго соседа, Курганской области. Там эта система работает давно, работает весьма эффективно. Там департамент здравоохранения области выступает в качестве единого заказчика, заключает договоры о целевом обучении, прописывает в денежном выражении социальную поддержку, прописывает обязательство заключить трудовой договор с учреждениями, подведомственными департаменту здравоохранения Курганской области. Затем по дополнительному соглашению, в зависимости от локальной потребности, направляют студента. Система работает очень хорошо. Более того, эта система позволяет отобрать наиболее подготовленных абитуриентов, таким образом гарантируя исходное высокое качество подготовки специалистов и надлежащее качество оказания медицинской помощи.

 

И. ОНИЩЕНКО: С пониманием проблемы дефицита кадров, который существует на территории Челябинской области, руководством региона было принято решение о переходе на иную схему организации целевого приема. Заказчиком на этот год выступает министерство здравоохранения Челябинской области. Мы осуществляем отбор претендентов, заключаем с ними договор о целевом обучении. Руководством региона изысканы денежные средства, которые будут выплачиваться лицам, заключившим договор о целевом обучении. Это будет выплата в размере 1 тыс. рублей, дополнительно к той стипендии, которую получает студент ежемесячно. Все условия прописаны в договоре о целевом обучении. С типовой формой желающие могут ознакомиться на сайте министерства здравоохранения. Также там размещен приказ, регламентирующий порядок отбора кандидатов. Сейчас нами проводится активная работа. Мы принимаем заявление от граждан, желающих заключить договор о целевом обучении.

 

Г. ЛЕПИНА: Уже много поступило заявлений?

 

И. ОНИЩЕНКО: Дело в том, что дети еще сдают экзамены, поэтому сейчас только начальная стадия. Когда они сдадут экзамены в школах, они начнут активно включаться в этот процесс. Существенным условием данного договора является обязанность трудоустройства по окончании обучения. Мы разработали перечень учреждений здравоохранения, где у нас есть где есть острая потребность в медицинском персонале.

 

Г. ЛЕПИНА: Студент будет знать с первого дня обучения, что ему надо будет в определенную больницу пойти работать?

 

И. ОНИЩЕНКО: Мы изначально определяем муниципальное или государственное лечебное учреждение, которое находится на территории того района, откуда он прибывает. Но дети учатся шесть лет, за шесть лет могут произойти различные изменения. У нас есть такое условия, что при отсутствии вакансий в том учреждении, куда изначально гражданин должен трудоустроиться по окончании обучения, мы ему предлагаем иную вакансию на территории Челябинской области. Он обязан поехать в любое учебное учреждение, где есть свободная вакансия, и отработать там тот срок, который установлен договором. Это три года.

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: Я хотел бы добавить к тому, что сказала Ирина Александровна. Договор о целевом обучении может быть заключен не только перед поступлением, но и на любом этапе обучения. Это касается не только специалитета, но и ординатуры.

 

Г. ЛЕПИНА: Специальностей любых тоже касается?

 

И. ОНИЩЕНКО: Сейчас у нас дети поступают на специальности: лечебное дело, педиатрия, стоматология и на фармацевтику у нас есть одно место. Ординатура - это следующая ступень обучения медицинских работников, когда они приобретают узкую специальность, там еще дополнительно они будут учиться два года, там новые договоры о целевом обучении. Мы сейчас говорим о студентах первого курса, которые идут на специалитет.

 

Г. ЛЕПИНА: Ирина Александровна, это только один из способов исправить ситуацию с обеспеченностью кадрами. Правительство области разработало еще несколько программ для привлечения специалистов, например, в окраинные территории, на село. Самые известные проекты - это “Земский доктор” и “Земский фельдшер”. Расскажите коротко об их реализации. Сколько на сегодняшний день специалистов по этим программам уехали работать в территории, где не хватает специалистов?

 

И. ОНИЩЕНКО: “Земский доктор” - это федеральная программа, она действует на территории региона с 2012 года. Привлекаются специалисты, закончившие высшее профессиональное образование, в сельские населенные пункты. С этого года в ней могут участвовать врачи в возрасте до 50 лет. Они трудоустраиваются в лечебное учреждение, заключают с министерством здравоохранения договор, и государство выплачивает им единовременную денежную выплату в размере 1 млн рублей. Взамен они должны отработать пять лет в том лечебном учреждении в сельском населенном пункте, куда они устроились.

 

Г. ЛЕПИНА: Насколько активно пользуются этим предложением?

 

И. ОНИЩЕНКО: Самый большой приток кадров был в 2012 году. В последующие годы - около 100 человек ежегодно. С этого года у нас принят закон в Челябинской области о региональной программе “Земский фельдшер”. Она действует по аналогии. В сельские населенные пункты приезжают у трудоустраиваются работники со средним медицинским образованием, то есть фельдшеры, но там выплата установлена в размере 500 тыс. рублей. Там также есть определенные условия отработки. По всем вопросам желающие могут обратиться в управление кадрового обеспечения министерства здравоохранения. Денежные средства в бюджете на 2017 год есть. Мы планируем в 2017 году привлечь по программе "Земский доктор" порядка 89 человек. На сегодняшний день заявок пока значительно меньше. По программе “Земский фельдшер” у нас есть деньги на 20 человек.

 

Г. ЛЕПИНА: Илья Анатольевич, в начале программы Ирина Александровна перечислила специальности, которые у нас в дефиците. Скажите, какие специальности наиболее востребованы в вашем вузе, чтобы сравнить. Может быть, в ближайшие годы как раз пополнится этот дефицит?

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: У нас лицензировано право на образовательную деятельность по 70 направлениям, поэтому у нас есть все нормативные, инфраструктурные и кадровые возможности подготовки по любой из означенных специальностей. В недалеком прошлом были очень популярны неврология, рентгенология, с последующим снижением интереса. Популярно направление анестезиология, реаниматология весьма популярна была в прошлом году. Ситуация меняется очень сильно, в зависимости от возможности трудоустройства. Дело в том, что для покрытия кадрового дефицита, обозначенного Ириной Александровной, нашему вузу при выпуске в 560 человек нужно работать пять-шесть лет в идеале для того, чтобы заполнить его. Поэтому есть большая надежда на то, что вот система целевого приема в какой-то части эту проблему решит.

 

Г. ЛЕПИНА: Я прочитаю несколько вопросов с сайта. Пишет Мария: “Скажите, почему в этом учебном году в системе медицинского образования произошло много изменений, касающихся дальнейшего обучения студентов? Чего хотят добиться такими переменами? Как вы думаете, поможет ли новая система непрерывного медицинского образования справиться с проблемой нехватки кадров?

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: Это многокомпонентный вопрос, и я постараюсь ответить последовательно. Во-первых, в этом году изменилась система допуска к практической деятельности в соответствии с 273 Федеральным законом. По федеральному государственному образовательному стандарту они проходят через систему аккредитации без интернатуры, как это было еще в прошлом году. Это делается для того, чтобы в первую очередь преодолеть кадровый дефицит в первичном звене оказания медицинской помощи. Непрерывное медицинское образование - это приближение к международному стандарту дополнительного профессионального образования специалистов здравоохранения. Есть надежда на то, что переход к этой системе увеличит качество подготовки специалистов здравоохранения и положительно скажется на уровне оказания медицинской помощи.

 

Г. ЛЕПИНА: Еще один вопрос. Ирина Александровна, Вам пишет Арсений: "Я студент медуниверситета пятого курса. Я знаю, почему не хочу и не буду возвращаться в свой родной город. По нескольким причинам: отсутствие перспектив и зарплата чуть больше, чем у медбрата в Челябинске; отсутствие адекватных учителей-наставников с актуальными знаниями; оснащенность больницы расходным материалом еще хуже, чем в Челябинске. Так же думает большинство студентов. Как вы решаете данные проблемы сейчас и будет ли решение в ближайшем будущем?"

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: Я попытаюсь ответить Арсению. Обо всех сложностях, о которых он пишет в своем вопросе, абитуриентов подробно предупреждают во время дня открытых дверей. Студент пятого курса, не проработав врачом и дня, делает такие умозаключения. Это очень грустно и, мне кажется, весьма преждевременно. Он должен прекрасно понимать, что уровень его профессиональной подготовки в конечном счете зависит в первую очередь от него. Если он будет готов работать, сначала в первичном звене кем-то становиться, затем развиваться дальше, поступать в ординатуру, то всего можно достичь. Так делают многие специалисты практического здравоохранения, затрачивая свои средства, ездят за рубеж учиться. Грустить не нужно. Я думаю, что он слишком торопится говорить от имени всего сообщества студентов медицинского вуза.

 

Г. ЛЕПИНА: Еще один вопрос. Ольга Валерьевна пишет: “Почему в нашем миллионнике невозможно попасть к некоторым специалистам, например, к эндокринологу не раньше, чем через месяц? Такое впечатление, что людей переводят на платное медобслуживание”. Как вы можете этот вопрос прокомментировать?

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: Эндокринологи есть, есть направления подготовки. Вопрос в том, чтобы привлекать эти кадры, чтобы они работали у нас. Надо эту проблему заострять. Может быть, нужно увеличить выплаты им. Подготовить мы их можем.

 

И. ОНИЩЕНКО: Сейчас у нас целевики-ординаторы будут обучатся. В рамках целевого обучения есть подготовка по эндокринологии. Мы обучаем студентов за счет средств федерального бюджета, чтобы они в дальнейшем пришли работать туда, где не хватает специалистов.

 

И. ВОЛЧЕГОРСКИЙ: Чтобы было понятно, насколько эта система заточена под интересы региона, я назову несколько цифр. У нас в этом году госзадание на 145 бюджетных мест на обучение в ординатуре, из них 107 - целевые, из этих 107 целевых 96 для Челябинской области, только 11 - Курганская.

 

Г. ЛЕПИНА: Спасибо вам большое. Наше время истекло. Спасибо, что вы пришли к нам. Это был “Разбор полетов”. Всего доброго. До встречи.