• @echochel VK Facebook   Google+ Instagram YouTube

Челябинск
  • +6 ... +8 C°
  • +4 ... +6 C°
  • 57.6527р. - 0.5715
  • 69.0737р. - 0.1898
  •  
  • Делай как Я

Поиск по сайту:

Разбор полетов

До завершения программы переселения из ветхо-аварийного жилья в Челябинской области осталось меньше трех месяцев

2106razbor_170.jpg

До завершения программы переселения из ветхо-аварийного жилья в Челябинской области осталось меньше трех месяцев. Кто успеет переехать в новые благоустроенные квартиры, а кто останется в бараках? О реализации программы по расселению говорим в программе "Разбор полетов". 

 

 

 

Г. ЛЕПИНА: Здравствуйте. До завершения программы переселения из ветхо-аварийного жилья в Челябинской области осталось меньше трех месяцев. Кто успеет переехать в новые благоустроенные квартиры, а кто останется в бараках? О реализации программы по расселению говорим сегодня на «Челябинском эхе» в программе «Разбор полетов». К нам присоединяются зрители 31 канала. Телефон прямого эфира 269-97-78. В студии Галина Лепина, я представляю наших гостей. Первый заместитель министра строительства региона Виталий Передерий. Здравствуйте, Виталий Сергеевич.

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Здравствуйте.

 

Г. ЛЕПИНА: И руководитель центра общественного контроля по вопросам ЖКХ в Челябинской области Анатолий Вершинин. Здравствуйте, Анатолий Сергеевич.

 

А. ВЕРШИНИН: Здравствуйте.

 

Г. ЛЕПИНА: Сегодня на заседании областного правительства губернатор Борис Дубровский поручил главам городов и районов активизировать работу по оформлению правоустанавливающих документов гражданами, которых сейчас переселяют из аварийного жилья, чтобы успеть все полностью сделать до 1 сентября, когда программа у нас завершается. Если губернатор дал такое поручение, значит, у нас не все успевают?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Нет, все успевают, конечно же. Поручение касается вопроса сноса тех домов, которые расселили. Но хочу напомнить изначально по программе, что в программу попали дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года, и общий аварийный фонд, признанный, - это 192 тыс. кв. м. Примерно 12 тыс. человек должны улучшить свои жилищные условия. На сегодняшний момент у нас расселена уже 161 тыс. квадратных метров жилья, и более 10 тыс. человек получили уже новое жилье в рамках этой программы. Всего программой предусмотрено 6,2 млрд рублей, в том числе федеральные средства – 2,6 млрд рублей, а остальные - средства консолидированного бюджета Челябинской области. На сегодняшний момент у нас осталось расселить 30 тыс. квадратных метров аварийного жилья, это 2 тыс. человек. Они находятся в Магнитогорске, Челябинске, Пласте, Кыштыме, Аше, Сосновском районе, Увельском районе, Миасском городском округе, Чебаркуле, Карталах, Катав-Ивановске и Троицком городском округе. Максимальное количество этого жилого фонда находится, конечно же, в городах с максимальным населением. Это Челябинск и Магнитогорск. В Челябинске – 11 тыс. квадратных метров и в Магнитогорске – около 4 тыс. квадратных метров.

 

Г. ЛЕПИНА: Это мы говорим именно о жилье, которое признано аварийным до 1 января 2012 года?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Да.

 

Г. ЛЕПИНА: Но есть же еще старое жилье, которое вроде бы как на грани, давайте эти масштабы обрисуем, насколько велика эта проблема в Челябинской области, надо же дальше будет признавать ветхо-аварийными и другие дома?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Есть установленный порядок. Органами местного самоуправления создаются комиссии, и это жилье признается аварийным. Кроме того, есть и судебный порядок, никто его не отменял. Это значительное количество жилья, цифру я сейчас назвать не могу, потому что ситуация постоянно в динамике. И судебные решения появляются, и комиссии работают. Могу только сказать, что цифра перевалила за 1,5 тыс. домов.

 

А. ВЕРШИНИН: Я бы по тем проблемам, которые есть, добавил следующее. Мы обращали внимание на ситуацию по Копейску и по Челябинску - есть дома, которые признаны ветхо-аварийными, хотя, в принципе, они выглядели еще вполне нормальными, в то же время стоят бараки, наполовину порой обгоревшие, наполовину уже невозможно в них жить, проводка горит. В то же время их ветхо-аварийными не признают.

 

Г. ЛЕПИНА: А вот как так происходит?

 

А. ВЕРШИНИН: А вот здесь вопрос возникает. Некоторые жители обращаются в определенные организации, которые имеют право провести экспертизу, и на основании этой экспертизы суд принимает решение и получается, что люди в очереди уходят как вторая очередь, ее обходят и выходят вперед, и должны расселяться в первую очередь. Здесь действительно встает вопрос важности проблемы, и надо вырабатывать методику, чтобы этот процесс решать. Я лично был на домах, и видно, что дом еще нормальный, и жители из него расселяться не хотели, они просили капитальный ремонт. А в то же время рядом стоят бараки, откуда надо людей переселить. Есть такая проблема.

 

Г. ЛЕПИНА: Она есть и в Челябинске, и в других городах?

 

А. ВЕРШИНИН: Она и в Копейске, и в Челябинске, и я уверен, что она возникает и в Златоусте, и в других территориях. Массово столкнулись с этим в Копейске, в прошлом году.

 

Г. ЛЕПИНА: Как тогда в этой ситуации все происходит? Люди не хотят выселяться, а их выселяют и предоставляют им новое жилье, а этот дом сносят (который еще нормальный, но уже признан)?

 

А. ВЕРШИНИН: Фактически – да.

 

Г. ЛЕПИНА: Как-то странно.

 

А. ВЕРШИНИН: Нас это тоже удивляет, но такая проблема есть.

 

Г. ЛЕПИНА: Но есть же строгие критерии, по которым дом относят к ветхо-аварийному. Можно подробнее, чтобы представлять себе ситуацию?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Ориентировочно эти критерии могу озвучить. Это 75% износа дома, основных несущих конструкций. То есть дом должен, как жилье, конечно же, обеспечить безопасность проживания. Если он не обеспечивает безопасность, то, соответственно, подлежит сносу.

 

Г. ЛЕПИНА: Прочитаю вам вопрос нашего сайта. Пишет нам Максим. Вопрос, я думаю, к обоим нашим гостям. «Как вы считаете, не жирует ли Москва с программой реновации, когда в других городах люди до сих пор живут в бараках? Может, лучше направить деньги на ускорение реализации программы по переселению из ветхих домов?»

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Интересный вопрос.

 

Г. ЛЕПИНА: Люди возмущены, что там хотят пятиэтажки сносить, а у нас до сих пор двухэтажки старые стоят.

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Каждое муниципальное образование, в том числе и город Москва как субъект федерации, исходит из своего уровня бюджетной обеспеченности. Уровень доходов, уровень собираемости налогов. Бюджет больше – они могут себе и позволить больше. Причем там, скорее всего, будут использованы механизмы государственно-частного партнерства, т. е. это будут и частные инвесторы. Очень сложная программа.

 

А. ВЕРШИНИН: Может быть, в перспективе что-то можно будет использовать из этой программы и для нас, потому что проблема расселения людей в 2017 году не заканчивается, у нас дома продолжают признаваться ветхо-аварийными. Мы отметили момент, какие на наш взгляд возникают недоработки в ряде домов. У нас есть дома высокой степени износа, и при этом они пока ветхо-аварийными не признаны. В принципе, по Челябинску же прорабатывался механизм, когда застройщик может расселить собственников жилья, чтобы землю использовать для строительства жилья, извлечь при этом прибыль, но решить при этом такую социальную проблему. Это как раз государственно-частное партнерство.

 

Г. ЛЕПИНА: Тогда я прочитаю следующий вопрос с сайта, потому что он связан с тем, что вы сейчас говорили. «Когда в Челябинске снесут двухэтажки Киргородка? Это же почти центр города, больно смотреть». Мы как раз говорим об этих проектах, что застройщики могут туда зайти. Насколько это возможно?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Есть прекрасный инструмент, который предусмотрен и Земельным кодексом, и Градостроительным кодексом. Это так называемые договоры о развитии застроенных территорий. В городе Челябинске уже два таких договора заключено, и практика эта нарабатывается. Есть определенные правовые коллизии, они связаны с правами жителей, которые живут на этих территориях. Возникает в некоторых случаях и потребительский экстремизм, то есть люди просят больше.

Но суть этой схемы заключается в том, что частный застройщик получает на аукционе право развития застроенной территории какого-то квартала в городе (в частности, Киргородка) путем сноса старых и строительства на них новых домов с увеличением параметров. То есть была двухэтажка, на ее месте появляется, скажем, две секции 10-этажного дома. Увеличение параметров происходит, как минимум, в пять раз, чтоб получить хоть какую-то рентабельность в конце этой деятельности. Но опять же, если мы увеличиваем параметры территории, мы должны предусмотреть комплексные мероприятия по обеспечению безопасной жизнедеятельности на этой территории – санитарной, инженерной, социальной. Нужны дополнительные садики, школы, дополнительное озеленение и парковки, вопрос транспортного облуживания очень жестко встает, здравоохранение, спорт. А территории-то нету… Эти вопросы очень сложны и многогранны. Они решаемы, но они затратны. Должны быть источники финансирования этих объектов и в муниципалитете, потому что часть из этих объектов и мероприятий – это обязанности органов местного самоуправления, и у застройщика – финансовые. И револьверным методом, то есть дом за домом, он может сносить и строить и менять эту застройку, решая две проблемы: капремонтов и аварийки. Эта схема в некоторых городах работает. У нас она работает, в Челябинске, в частности, локально. У нас много застройщиков: Мечелстрой, УМР – они работают по такой схеме, но они работают локально, точечно, на отдельных домах.

 

А. ВЕРШИНИН: То есть большого охвата, к сожалению, не получается и до Киргородка не дойдет.

 

Г. ЛЕПИНА: И у него проблема как раз в том, что это большая территория, никто не берется?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Большие единовременные затраты. Надо иметь большую оборотку, они себе этого не могут позволить.

 

А. ВЕРШИНИН: То есть они могут взять один дом, расселить, построить. А взять комплексно целую территорию… Просто тема Киргородка звучала давно, еще в 2010, в 2008 году обсуждалось, что зайдут инвесторы….

 

Г. ЛЕПИНА: Да, я помню, была информация, что появилась какая-то компания, которая что-то там пыталась сделать, а потом все это затормозилось.

 

А. ВЕРШИНИН: Здесь, как мы понимаем, такая ситуация, что можно говорить, что да, это реально. Но учитывая состояние жилищного рынка сейчас в Челябинске, застройщики готовы строить один-два дома. Взять комплексно под застройку такой большой объект – вряд ли найдется такой инвестор. Надо правду говорить как есть.

 

Г. ЛЕПИНА: У нас есть звонок, давайте послушаем. Алло, здравствуйте.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, скажите, пожалуйста, такой вопрос. Улица Детская, 5, двухэтажный дом. Когда-то, много лет тому назад, у меня знакомая получила квартиру на северо-востоке как под снос этого дома. А этот дом ныне живет и здравствует. Как это произошло? Давали под снос... Детская, 5. Двухэтажный дом такой.

 

Г. ЛЕПИНА: Мы Вас поняли, спасибо за звонок. Я напомню номер телефона: 269-97-78. Можете что-то сказать? Есть какая-то информация?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Конкретной информации по этому дому нет. Спасибо, свяжемся. Скорее всего, это помещение передавалось по договору соцнайма. Если на северо-востоке, то, скорее всего, этот дом остался в правах у муниципалитета и произошло повторное заселение.

 

Г. ЛЕПИНА: Наверное, можно сказать звонившему, что можно в минстрой обратиться за дополнительной информацией.

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Да, можно обратиться. Елькина, 77.

 

А. ВЕРШИНИН: Насчет министерства как раз подчеркнем, что, по информации центра общественного контроля, если к ним обращаются, всегда принимают, вопрос берут на контроль, в отличие от многих муниципалитетов и администраций.

 

Г. ЛЕПИНА: Еще по поводу старых домов, Анатолий Сергеевич. Есть много случаев в Челябинске, в области, когда дом до такой степени старый, что управляющая компания отказывается его обслуживать, но там продолжают жить люди. Что происходит в этих ситуациях, как людям действовать, чтобы заставить управляющую компанию вернуться в дом? Или есть какие-то другие способы?

 

А. ВЕРШИНИН: К сожалению, как такового механизма, чтобы заставить управляющую компанию, нет. Сейчас количество таких «брошенных» по Челябинску где-то в пределах 130-150, по области, думаю, цифры значительно больше. Управляющие компании идут на разные ухищрения, потому что даже если договор с управляющей компанией перестал действовать, она все равно несет ответственность за дом до того момента, как по конкурсу будет выбрана новая компания или по результатам общего собрания. На небольших домах сами управляющие компании создают эффективные ТСЖ, чтобы ответственность переложить. В администрации находят вариант решения: уговаривают некоторые управляющие компании все-таки брать эти дома на обслуживание. Иногда новые управляющие компании пытаются зайти на рынок, используя этот жилой фонд. Поэтому частично эта проблема решена, но частично она остается, тем более что крупные управляющие компании такую социальную безответственность продолжают проявлять.

Недавно как раз были на домах, улица 2-я Павелецкая. Дома попали под расселение в этом году. Там управляющая компания отказалась обслуживать дома значительно раньше, и действительно у людей там как такового обслуживания нет. Очень часто отсутствует диалог между ответственными чиновниками и собственниками жилья. Кажется, мы обсудили, цифры прозвучали, сколько людей будет переселено. Но мы должны понимать, что когда людей переселяют из одного района города в другой, конечно, у них начинается новая жизнь: как добираться до работы, очень важный вопрос устройства детей в садик. Говорю про это потому, что встреча недавно была по домам, которые расселяются, по улице Павелецкой, там и депутат Госдумы Владимир Бурматов участвовал. Просто идет общение с жителями, и понимаем, что у людей проблемы могут быть решены, но с ними отказываются общаться. Вот есть проблема, что людям должны предоставить квартиру такой же площади, но если такой площади нет, и есть дополнительные квадратные метры, конечно, встает вопрос, что должна быть доплата. И людей просто ставят перед фактом: только так и никак иначе. Не объясняют, как проблему можно решить, какие есть другие варианты, что можно получить деньги. У людей, понятно, возникают порой вопросы: а что за новое жилье? Начинает появляться информация, что там недоделки, некачественно сделано. Можно же провести выезды, общение на месте, посмотреть, насколько реально. Мы сейчас используем новую практику: в конце недели будем собирать этих недовольных жителей домов в Металлургическом районе, с которыми просто чиновники не общались, и привезем ответственных чиновников, которые просто выслушают жителей и найдут решение. Я это говорю к тому, что вокруг любой программы, в том числе и переселения, есть глобальные вопросы, которые начинали сразу обсуждать, а есть много частных вопросов, которые тоже нужно решать.

 

Г. ЛЕПИНА: Виталий Сергеевич, по поводу домов, построенных для переселенцев. Действительно, периодически появляется информация о том, что люди недовольны качеством. Как министерство строительства области контролирует работу подрядчиков, застройщиков, которые возводят такое жилье?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Мы, конечно, осуществляем общий надзор и государственный строительный надзор. Бытовые вопросы потребительского качества — обои, где-то трещина, ламинат отошел. Мы смотрим за безопасностью и несущей способностью всех конструкций: чтобы была вода, тепло, чтобы не дуло, чтобы дом стоял. А все моменты, на которые, как правило, люди жалуются, в настоящий момент снимаются путем принятия в эксплуатацию этого дома комиссионно. То есть создана межведомственная комиссия, в которую входят представители общественности, партийных организаций, санитарно-эпидемиологической службы, пожарных. Она выезжает в районы и все объекты по этой программе принимает. Ведется акт, но, как правило, принимается представителями подрядчика, и в ходе комиссии или на следующий день подрядчик все эти мелкие недочеты устраняет, потому что это вопрос пени, гарантий, санкций, штрафов. Это же серьезный вопрос для подрядчика.

 

Г. ЛЕПИНА: У нас есть звонок. Мы слушаем Вас, говорите.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Наш дом в августе 2015 года решением суда признан аварийным. Хотелось бы знать дальнейшую судьбу. Никто нам ничего сказать не может. Потемкина, 43, Челябинск.

 

Г. ЛЕПИНА: Спасибо за звонок. Можем ли мы сразу сейчас что-то сказать или нет информации по конкретному объекту?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Потемкина, 43 — мы разберемся с городом, направим информацию. У нас в Челябинской области есть программа «Доступное и комфортное жилье». В рамках этой программы предусмотрено финансирование. Конечно, сразу закрыть невозможно — решений судов очень много, особенно в Копейске, как ни странно, хотя должно было быть в Челябинске, потому что населения больше. Частично эту проблему мы решаем. Вот на Потемкина, 43 я не знаю очередность, надо посмотреть, и я сообщу.

 

А. ВЕРШИНИН: Хотелось бы добавить, что у нас сейчас расселяются дома, которые были признаны ветхо-аварийными до 2012 года, и они должны быть до 2018 года расселены. Я думаю, сложно определить, как ситуация будет развиваться дальше, потому что нужно понимать источники финансирования. Да, программа есть, но ее реализация зависит от тех денег, которые поступают. И в данном случае можно, конечно, много расписать и по срокам, но все зависит от того, какой объем денег будет у области, а какой объем денег придет из федерального бюджета.

 

Г. ЛЕПИНА: То есть пока у нас нет какой-то конкретной информации, как мы дальше будем расселять. Вот настанет 1 сентября 2017 года, мы все расселим и дальше – непонятно?

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Действие фонда у нас продлено на год, и механизм дальнейшего субсидирования и инвестирования сейчас в Российской Федерации на уровне и правительства, и ведомств, и Госдумы, он рассматривается и вырабатывается.

 

А. ВЕРШИНИН: Будем надеяться, что его достаточно оперативно примут.

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: С 2019 года мы должны уже работать по новому механизму. 2018-й год у нас переходный.

 

Г. ЛЕПИНА: Еще один вопрос с нашего сайта. Пишет Виктор. «А нельзя ли переселять жильцов старых домов не куда-то в одно место, а рассредоточить их? Ведь вот посмотрите, что творится в Парковом и Парковом-2, где много «переселенцев». Там же столько убийств и грабежей!» Так написали нам.

 

В. ПЕРЕДЕРИЙ: Вопрос плотной застройки – он всегда стоял. Там, где высокая плотность населения, там больше статистической информации, в том числе и по преступлениям. Расселение все равно ведется в индивидуальном порядке, то есть жителям предлагаются на выбор какие-то помещения, и они согласны или не согласны, или будут ждать следующего, когда пройдут торги на закупку или выделение финансирования. Ждать, как правило, никто не хочет и соглашается на то, что есть. А покупается муниципалитетами то жилье, которое имеется.

 

Г. ЛЕПИНА: А есть какие-то правила, сколько люди имеют право выбирать? Год они выбирают себе жилье или два? Ограничения какие-то есть для них?

 

А. ВЕРШИНИН: Я бы сказал, что все происходит достаточно быстро на самом деле. Людей уже ставят перед фактом, что вот новая квартира, и переезжайте. Это тоже проблема, что с людьми надо больше разговаривать и обсуждать. Я уже приводил пример с Павелецкой: людям за два месяца до сноса дома говорят: «Вы переезжаете в эти квартиры, быстро собрались и поехали». Я думаю, если бы заранее обсудили, было бы проще. Здесь, конечно, есть порой и некая правовая неграмотность граждан, потому что заранее ходим, обсуждаем, подписываем договоры, но вчитываться начинаем только тогда, когда говорят: «Все, завтра поехали».

 

Г. ЛЕПИНА: Время нашей программы истекло, спасибо вам большое, что вы пришли к нам. Это был «Разбор полетов», всего доброго, до встречи.