Разбор полетов

Первые елки. На улицах Челябинска появились базары, где продают новогодние деревья

1312obloghka.jpg

Первые елки. На улицах Челябинска появились базары, где продают новогодние деревья. Продавцы выходят на перекрестки, специалисты охраны - в леса - ловить браконьеров. Сколько их поймали в прошлом году? Какой ущерб наносят «черные лесорубы»? 

  

 

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Добрый день, в эфире программа «Разбор полетов», в студии Евгения Скрозникова. От 300 рублей до 10 тысяч — в такую сумму в этом году обойдется покупка «лесной красавицы». Продавцы елок уже вышли на перекрестки, а специалисты охраны — в леса — ловить браконьеров. Сколько их уже поймали, какой ущерб наносят «черные лесорубы» и где дешевле купить символ Нового года: у продавцов на остановке или в лесничестве. Об этом будем говорить сегодня. Гости в студии: заместитель начальника Главного управления лесами Челябинской области Александр Барановский — Александр Валерьевич, здравствуйте.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Здравствуйте.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: И начальник отдела федерального государственного лесного и пожарного надзора в лесах Главного управления лесами Челябинской области Алексей Шабунин. Алексей Владимирович, добрый день.

 

А. ШАБУНИН: Здравствуйте.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Напомню телезрителям 31 канала и радиослушателям «Эха Москвы» в Челябинске, что работаем мы в прямом эфире. Присоединяйтесь к нашему разговору, задавайте вопросы. Сделать это просто, набрав номер 269-97-78. 20 минут мы работаем в прямом эфире, успевайте. Давайте, Алексей Владимирович, начнем с Вас. Поймали уже «черных лесорубов» за этот период?

 

А. ШАБУНИН: В 2016 году пока еще нарушителей не поймали.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Так, а за аналогичный период прошлого года были уже к этому времени?

 

А. ШАБУНИН: В том году мы 15 числа поймали организованную группу лиц, которая занималась незаконной заготовкой елей.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: А те, кого ловите, - это, как правило, предприниматели или обычные физические лица, которые пошли за одной-двумя елочками?

 

А. ШАБУНИН: Предпринимателями их не назовешь — это нарушители лесного законодательства. В том году были пойманы на наших стационарных постах и при рейдах как физлица, так и так называемые организованные группы лиц - «черные лесорубы». Четыре физлица привлечены к административной ответственности по статье «Незаконная рубка леса». И в Уфалейском лесничестве нами задержана группа лиц, которая осуществляла незаконную заготовку новогодней ели путем рубки спелого древостоя. То есть пихты высотой 23-25 метров они рубили, макушки обезвершинивали. Такая ель — зрелая, у нее наверху шишечки. Им хотелось продать эту новогоднюю ель, пихточку с шишечками. Получилось таким образом: мы делали областной рейд, нашли заезды в лес. На «Ниве» туда уже было невозможно пройти, но было видно, что был заход высокопроходимой техники. Пешком пошли по колее и на месте поймали группу лиц действительно. ЗИЛ 131-й, три бензопилы. Готовили, обезвершинивали, складывали в машину. Мы застали их на месте, вызвали органы следствия, провели все следственные действия. На сегодняшний день эти нарушители осуждены. Двоим присуждено два года условно, одному три гола условно. И ущерб — 1 миллион 200 тысяч — этим нарушителям предъявлен на троих.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Должны выплатить?

 

А. ШАБУНИН: Ну конечно. В бюджет Российской Федерации.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Александр Валерьевич, а если сотрудники лесничества видят картину: вот рубят, незаконно. Этого достаточно, чтобы их к ответственности привлечь? Или нужно заснять на видео, еще что-то? Это простая процедура - уличить браконьера в том, что он тут не дело делает?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Ну, конечно, необходим дополнительный сбор доказательств, дополнительной информации. Привлекаются и средства фото- и видеофиксации. Поэтому для того, чтобы доказать в итоге вину, собирается дополнительная информация. Просто увидеть и зафиксировать недостаточно, к сожалению, сегодня.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: А как это происходит? Вот рейд идет. Вот видят специалисты, что рубят. Они что, остановятся и будут снимать, пока не срубят? Как это?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Ну, как правило, фиксация идет даже на подъезде, когда видеорегистраторами и фотоаппаратами снимается процесс заготовки. Ну и когда уже идет осмотр места. Зачастую это происходит совместно с сотрудниками полиции. Конечно, все это фиксируется.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Убегать не пытаются?

 

А. ШАБУНИН: Убегать некуда.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Ну... Бросают все и бегут врассыпную по лесу.

 

А. ШАБУНИН: Далеко не убежишь - мы же рейды планируем не только сами, а с полицией, с ГИБДД. И посты так же. То есть если в лес они заехали, выезжать все равно будут в эту сторону - дороги туда нет. Тайга - некуда ехать. Выезд на дорогу и в город. Планировалось же заехать, нарубить, выехать на трассу или перегрузить, продать куда-то. Или завезти в город. Ну, заедут они туда - все равно их там на месте блокируем.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: То есть вы с усилением работаете. А вот ГИБДД, МВД - они выходят сейчас на перекрестки, где торгуют елками? Проверяют и сотрудники ГИБДД машины, которые везут елки, на предмет наличия документов? Не только в лесах идет какая-то работа?

 

А. ШАБУНИН: Да. У нас и в лесах идет работа - на сегодняшний день работают 22 стационарных поста и проведено 449 рейдов. В том числе с полицией - 29 рейдов. При въезде в город машины осматриваются, пересчитывается количество елей (не 100%, может быть, но в тех машинах, что под подозрением) и сравнивается по накладной - сколько выписано по документам и сколько по факту везет у нас пользователь. Или нарушитель - если елки не совпадут.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Давайте примем звонок. Мы Вас слушаем, здравствуйте, говорите.

 

ЗВОНОК В ЭФИР: Добрый день. Вопрос такой: земли сельхозназначения, на них выросли елки. Можно лих их рубить и, допустим, перевозить и какие нужно оформить документы?

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Спасибо за вопрос. Сможете ответить?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, конечно, рубить можно на землях сельхозназначения, если эти земли не входят в состав лесного фонда (земли, вышедшие из сельхозоборота). Такая работа на сегодняшний день массово проходит у нас в области, основной поток новогодних елей оттуда и идет - с земель сельхозназначения. Рубить их можно по согласованию с собственниками земель. Соответственно, должны быть какие-то документы, должны быть товарно-транспортные накладные на доставку, чтобы было понятно, откуда везут данное количество елок. Соответственно, эта работа ведется.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Спасибо. принимаем еще звонки. Скажите, вот у обычного гражданина варианты какие? Пойти на перекресток и купить елку у продавцов. А еще? какие-то аукционы устраивают? В вашем управлении можно купить? Насколько это дешевле, чем рыночная стоимость? Какие варианты еще есть?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Конечно, варианты есть. Как уже назвали, это предыдущий вариант - договориться с собственниками земель, на которых выросла эта елка - можно там приобрести. Также в главном управлении лесами Челябинской области проводятся аукционы по продаже новогодних елей. Но участвовать в данных аукционах могут субъекты предпринимательства - это коммерческий вид деятельности, поэтому физлица участвовать, к сожалению, не могут.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Но цены там низкие, да?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, цены, низкие.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Сколько?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Ну, как мы сегодня делали анализ, от 25 до 105 рублей.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: За одну елку, да?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, за одну штуку. Это речь идет о той елке, которая еще растет где-то в лесу.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: То есть ты сам до нее должен дойти и ее срубить, поэтому цена такая небольшая.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, конечно.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Так, аукционы, получается, для обычных горожан отпадают. какой еще вариант?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Ну, вариант - прийти к арендаторам. У нас есть более 65% территорий сдано в аренду. Можно прийти к арендаторам, договориться напрямую.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: А ведь главное управление лесами тоже ежегодно заготавливает энное количество елок. У вас купить сколько стоит?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: В подведомственных главному управлению лесами учреждениях - от 150 рублей, по нашему анализу цен на сегодня. Тоже можно приобрести напрямую.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: То есть 150 рублей - это что? Сосна? Пихта?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, у нас сосна.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Ну вот смотрите: это однозначно дешевле, потому что по последним сведениям с елочных рынков, которые открылись у нас в городе, сосна начинается от 300 рублей. То есть доехать надо до отделения, где продают елки.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, конечно.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: А где это можно сделать?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: У нас на сайте главного управления лесами есть все адреса подведомственных нам учреждений.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Можно посмотреть, выбрать, где ближе.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, можно зайти в «Контакты», посмотреть и выбрать «под себя».

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Есть у нас еще телефонный звонок. Говорите, Вы в эфире.

 

ЗВОНОК В ЭФИР: Здравствуйте, я бы хотела задать такой вопрос: а разрешение требуется на продажу елок в городе или необязательно? И если требуется, то где его взять?

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Спасибо. Видимо, бизнесмен нам позвонил.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, разрешение требуется, но вопрос не совсем к Управлению лесами. Скорее всего, Вам надо обратиться в городскую администрацию, в тот департамент, который занимается коммерческой деятельностью организаций и ее регулированием. В предновогодний период эта деятельность контролируется полицией, в результате рейдов также выявляются случаи незаконного предпринимательства, как раз вот эти несогласованные точки продаж выявляются и наказываются.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Те есть выходят, как мы уже сказали, на перекрестки, проверяют документы, проверяют наличие документов, если елки везут на машине. То есть по всем фронтам идет работа. Алексей Владимирович, подскажите, а вот в прошлом году уже подсчитали, какой ущерб нанесли лесному фонду «черные лесорубы»?

 

А. ШАБУНИН: Получается, у нас семь нарушителей по Челябинской области. Троих привлекли к уголовной, а четверых - к административной ответственности. Ущерб составил 1 миллион 200 тысяч рублей.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Немало. А подскажите, какие штрафы предусмотрены для физлиц, юрлиц?

 

А. ШАБУНИН: Штрафы для физлиц - от четырех до пяти тысяч рублей, для должностных - от 40 до 50 тысяч и для юрлиц - от 300 до 500 тысяч рублей. Плюс конфискация орудия, механизма, которым они провели эту незаконную рубку.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Ну и, соответственно, товара.

 

А. ШАБУНИН: Да, товар - обязательно. И все механизмы по решению суда конфискуются.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Телефонный звонок. Говорите.

 

ЗВОНОК В ЭФИР: Добрый день.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Добрый день.


ЗВОНОК В ЭФИР: Подскажите, пожалуйста, реальная история. Есть возможность купить недорогую ель отличного качества в Курганской области. У таких же продавцов, которые торгуют здесь, ценник совсем разнится в сторону нижней границы. Если с этой елкой, которая закреплена на багажнике автомобиля, нас останавливают либо гаишники, либо еще какие-то органы, которые могут контролировать данный вопрос, наверное, они будут просить чек. Возможно ли без штрафа обойтись или такого телодвижения лучше не делать?

 

Е. СКРОЗНИКОВА: А Вы пробовали уже?

 

ЗВОНОК В ЭФИР: Нет, но каждый год у меня есть большая мечта, потому что здесь мы покупаем ели отличного качества где-то в пределах полутора тысяч рублей, к сожалению. А там ели такого же качества стоят в пределах 300 рублей.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Спасибо Вам за вопрос. Консультируйте наших зрителей и слушателей.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Тут, наверное, речь все-таки идет о тех документах, которые необходимы на провоз. Это, в первую очередь, накладная. Чтобы было понятно происхождение данной продукции, чтобы было понятно, где Вы ее купили. Конкретно о кассовом чеке речь, наверное, не идет, потому что на сегодняшний день этот документ уже выбыл из обязательных требований. Но накладная, которая будет подтверждать, что Вы ее у кого-то приобрели и указывать, у кого приобрели, должна быть. Эта информация необходима.

Е. СКРОЗНИКОВА: То есть даже продавец, который где-то на перекрестке стоит, он должен иметь накладную, чтобы покупателю какой-то документ со своими контактами выдать.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Да, что он где-то приобрел. Или, если заготовил, то на каких условиях.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Еще один звонок телефонный. Говорите, Вы в эфире.

 

ЗВОНОК В ЭФИР: Здравствуйте.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Здравствуйте.

 

ЗВОНОК В ЭФИР: Я бы хотела узнать. Вырубают очень много елочек и сосеночек. И 31 декабря это все остается. Много остается. Куда это все девается потом? Все эти непроданные елки и сосенки, которые так жалко?

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Согласна, очень жалко. И всем, наверное, жалко, когда мы видим последствия новогодних праздников. Вам есть что сказать? Как правило, это все выбрасывается, насколько мы видим. Как я прочитала, в Европе разработана целая система утилизации, и жители сдают эти елки, из них делают мебель и даже лекарства от гриппа. Ну вот могу Вам посоветовать: в прошлом году у нас Челябинский зоопарк принимал все елочки, потому что у них олени и верблюды, оказывается, хвойные деревья любят употреблять в пищу. Поэтому если возникнет вопрос, куда девать деревья после Нового года, то можно туда. А то, что на базарах остается большой процент елок - это издержки рынка? Как это назвать? Вот то объем елок, которые управление лесами срубает ежегодно специально для продаж, он уменьшается или увеличивается со временем?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Этот объем стабильный. По оценочным данным, порядка 100 тысяч штук уходит из лесного фонда на продажу ежегодно, и в этом году мы примерно этих же цифр. Ну а так - понятно, что у нас нет информации о том, куда они потом уходят. Использованные елки, те, которые дошли до покупателя, - конечно они, скорее всего, уйдут только куда-то в мусор, в отходы. Те, которые не были реализованы, используются даже
в животноводческих предприятиях для подкормки животных. И, Вы правильно сказали, в зоопарке. Но это, еще раз говорю, те, которые не ушли в реализацию.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Я правильно понимаю, что когда-то подсчитали, что надо 100 тысяч елок ежегодно поставлять на рынок, таков спрос? Подсчитали такую цифру и больше ее не пересчитывают в последние годы, да?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Ну, это, наверное, больше все-таки прерогативы коммерческих аналитиков. У нас такие исследования не проводятся, рынок мы не исследуем.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Ну вы же эту цифру из чего-то взяли? Раз каждый год такая цифра на рынке.

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Сложилась она в свое время. У нас не было такого потока заготовки с сельхозземель, основная часть продавалась из лесного фонда. Поэтому мы этой информацией владели.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: То есть нет такого мониторинга, что люди стали, допустим, чаще покупать искусственную ель, поэтому надо уменьшать количество заготовленных елок? Не изучается этот рынок, это вопрос?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Нет, нет, рынок нами не изучался.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Так, подскажите, а сколько времени растет елка, чтобы порадовать нас 10-15 дней? В среднем, высота, которая продается, сколько нужно?

 

А. ШАБУНИН: Ну, высота елок, которые приобретают люди, в основном от полутора до двух метров. Ну, 2,20 метра. Но это редкий случай, в основном 1,5-1,8 метра. Ну, растет шесть-семь лет. И надо отметить, что в лесном хозяйстве при заготовке новогодней ели - это не так просто, что зашли предприниматели в лес и рубят что попало. Это же расчистка квартальных просек, где в летнее время пожарный автомобиль не может пройти для тушения лесных пожаров. Это и расчистка лесохозяйственных дорог, санитарные рубки. Плюс рубки ухода в молодняках. То есть когда мы создаем лесные культуры, мы посадочного материала туда закладываем туда гораздо больше - вдруг засушливое лето будет? Вдруг засуха, зной или какие-то стихийные бедствия? Процент у нас должен быть больше приживаемости. И когда подходит это время, семь-восемь лет становится елочке или сосеночке, мы небольшой процент оттуда изреживаем и продаем без ущерба для экосистемы, для лесного хозяйства, для леса.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Вот смотрите, больше половины лесов, 65%, как Вы сказали, сдано в аренду. Значит ли это, что борьба с браконьерами - это уже на ваша головная боль, а головная боль арендаторов? Или вы все равно курируете, как арендатор бережно относится к лесному фонду, который взял?

 

А. ШАБУНИН: Именно так, второе. То есть арендатор взял участок лесного фонда в аренду, он его использует, а контролируем мы. То есть федеральный государственный лесной надзор - за нами, за главным управлением лесами. Те места, где у нас идут рубки новогодней ели, и вообще места, где весь год лесным хозяйством занимается арендатор, мы контролируем. Это не так просто, что зашел он - и налево-направо рубит. Ну и на данный момент увеличена кратность патрулирования инспекторами для того, чтобы эти места наперечет нам контролировать.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Ну вот какую-то часть мы заготавливаем своим регионом, какая-то часть завозится из других регионов (я вот в начале программы сказала о елке за 18 тыс. рублей - это элитная пихта, ноу-хау елочных базаров этого года. Она завозится из Башкирии). То, что завозится из других регионов, вы не контролируете? Это рынок, скажем так, «черный»?

 

А. БАРАНОВСКИЙ: Ну, нельзя сказать, что он черный, но системы статистического или еще какого-то учета древесины в части елок пока не налажено. Я думаю, это вопрос будущего.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Спасибо вам большое за визит, и всем нам, наверное, надо подумать о том, что сейчас, когда наступает время, когда на перекрестках елок становится больше, чем в лесах, - это все результат нашего спроса. Пока будет спрос, будет много елок и много того, что будет выкидываться на улицу. Я выбрала альтернативу - искусственная ель. А вы выбирайте сами. Всего доброго.