• @echochel VK Facebook   Google+ Instagram YouTube

Челябинск
  • -2 ... -4 C°
  • +1 ... +3 C°
  • 57.5118р. - 0.0588
  • 67.8927р. - 0.0406
  •  
  • Экскурсии на 31 канале

Поиск по сайту:

  • Дилетант
Разбор полетов

Одна смена для всех. Школьники должны перейти на обучение в первой половине дня

2211razbor_170.jpg

Одна смена для всех. По поручению президента, школьники страны должны перейти на обучение в первой половине дня. Специально для этого на Южном Урале будут созданы тысячи дополнительных мест.

Где в ближайшее время появятся новые учебные заведения? Какие перемены ждут систему среднего образования? И когда обычные школы смогут принять учеников с ограниченными физическими возможностями? 

 

 

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Добрый день. В эфире «Разбор полетов». В студии Евгения Скрозникова. Одна смена для всех. По поручению президента школьники страны должны перейти на обучение в первой половине дня. Специально для этого на Южном Урале будут созданы тысячи дополнительных мест. Где в ближайшее время появятся новые учебные заведения, какие перемены ждут систему среднего образования и когда обычные школы смогут принять учеников с ограниченными физическими возможностями. Об этом мы говорим сегодня. Представляю гостей в студии. Министр образования и науки Челябинской области Александр Кузнецов. Александр Игоревич, добрый день.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Здравствуйте.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Директор средней общеобразовательной школы №148 города Челябинска Лариса Демчук. Лариса Анатольевна, здравствуйте.

 

Л. ДЕМЧУК: Добрый вечер.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Я напомню нашим слушателям радиостанции «Челябинское эхо» и телезрителям «31 канала», что работаем мы в прямом эфире. Присоединяйтесь к нашей беседе. Телефон: 269-97-78. Александр Игоревич, в каком году, по вашим прогнозам, реализуется эта масштабная задумка, чтобы все дети учились в первой половине дня? Я понимаю, что для этого нужно и строительство новых школ, и реконструкция старых. Что будет сделано, чтобы это случилось?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Это не будет неким одноразовым процессом, чтобы сказать, в каком году он состоится. Этот процесс уже начался. По подсчетам, в прошлом году примерно 16% детей обучались в две смены в Челябинской области. В этом году за счет реорганизационных мероприятий нам удалось снизить эту цифру на 5%. Хотя, конечно, в крупных городах достаточно приличное количество детей учатся во вторую смену. В Челябинске цифра доходит до 30%. Но по программе к 2021 году мы должны перевести первые-четвертые и десятые-одиннадцатые классы в односменный режим обучения. А к 2025 году – и все остальные параллели.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Я читала, что в 2018 году у нас уже 90% детей будут сидеть за партой в первую смену.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Я вам цифру назвал, у нас сейчас 11% так обучается. 2016 год – 11% по области в целом, хотя в разных муниципалитетах, конечно, ситуация разная. Поэтому к 2018 году, да, процентов 10 останется.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Давайте поговорим тогда о том, где и что у нас появится в ближайшее время.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Если интересуют новые здания, то первое уже появилось. На следующий год мы предполагаем сдать в эксплуатацию два, а, может быть, даже три новых здания. Они сейчас уже строятся. Это одно здание в Есаулке Сосновского района, сельская школа, и второе здание – на Краснопольской площадке в городе Челябинске, Курчатовский район. Возможно, еще будет закончена школа-детский сад в Чесме.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Если у меня правильная информация, в плане на эти годы значатся 45 новостроек и примерно столько же зданий школ, которые будут отремонтированы.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Это я только сказал про 2018 год, а вообще-то планы достаточно отдаленные. Причем, эти планы составлены с учетом демографической ситуации, у нас к 2025 году должно школьников стать еще больше на 85 тыс. человек. Сейчас учится 370 тыс., еще плюс 85 тыс., по нашим прогнозам. И, конечно, с учетом этих планов мы проектируем новые здания и проводим реконструкцию старых, делаем пристрои.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Лариса Анатольевна, вот вы хозяйка, я вас так назову, целого образовательного комплекса. В вашем ведомстве три школы. Это район Тополиной аллеи. Я знаю, что первое здание – на улице Академика Макеева, которое, скажу прямо, лопалось. Родители кричали, что там по десять первых классов, и бирок не хватает, что линейки проводят в два захода. Теперь появилось новое здание, куда в ноябре зашли дети, на улице Академика Сахарова. Сколько вы детей приняли и заполнили ли максимально новые площади?

 

Л. ДЕМЧУК: В одну смену школа заполнена, потому что мы, в принципе, выходим на проектную мощность. Здание рассчитано на 800 учащихся. В школе на улице Макеева училось 1750 детей, в две смены, очень плотно сидели. И к великой радости всех, и родителей, и педагогов, со второй четверти мы смогли половину детей вывести в здание на улице Сахарова.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Вывели какое-то определенное звено или всех понемножку?

 

Л. ДЕМЧУК: Очень долго мы проводили анализ, спорили, как лучше сделать. Мы пришли к выводу, что лучше выводить теми параллелями, где работает максимальное количество учителей. Вывели начальную школу, потому что это дети, которые должны учиться в шаговой доступности, чтобы не приходилось переходить дорогу. Вывели среднее звено с пятого по седьмой класс. Учителя практически не ходят из здания в здание, может быть, только единицы. Я думаю, что это удобно для всех, и для детей, и для учителей, потому что дети не ждут, когда учитель прибежит. Хотя перемены в обеденный перерыв составляют 20 минут, от здания до здания – 10 минут, но всегда случаются катаклизмы, которые мешают прийти вовремя. Чтобы не прерывать уроки и не нарушать учебного процесса, мы вот так разделили учителей и детей.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Максимально заполнены классы или будете еще кого-нибудь присоединять?

 

Л. ДЕМЧУК: Максимально заполнены. У нас свыше 30 человек в каждом классе - 32, 33, 34.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Знаю, что классы у вас очень интересные по оборудованию. Когда презентовали будущую школу, вы говорили о каких-то супер-системах.

 

Л. ДЕМЧУК: На наше счастье и на несчастье строителей, буквально перед самой сдачей школы вышел приказ российского министерства образования № 336, который определяет, каким образом должна быть оснащена школа-новостройка. Мы заказали по этому приказу практически все. Исключили только то, что нам не нужно, потому что мы не коррекционная школа для детей с ослабленным здоровьем, слепых и слабовидящих. Тем не менее, парты для инклюзивного образования мы закупили. Закупили еще кое-какое оборудование, которое будет способствовать обучению детей-инвалидов, если таковые у нас появятся.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Такой комплект оборудования на одного ребенка стоит в среднем почти 180 тыс. рублей. В плане оборудования и оснащения современные школы, конечно, дают фору очень существенную тем школам, которые у нас сейчас есть.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: В классах физики и химии, у вас, кажется, установлены какие-то телескопические системы, оборудование для лабораторных исследований? Что из этого предусмотрено?

 

Л. ДЕМЧУК: Очень красивые островные столы по биологии и химии. Телескопические системы с подводкой электричества в кабинете физики.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Можно ли сказать, что все это оборудование сделает ваш филиал школы основой интеллектуального развития школьников?

 

Л. ДЕМЧУК: Мы с коллегами концепцию развития нашего учебного учреждения обговорили и решили, что блок на улице Сахарова будет физико-математической школой с профильным естественно-научным, физико-математическим, техническим образованием.

 

А. КУЗНЕЦОВ: И улицы-то правильные – имени Макеева, Сахарова, академиков.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Я знаю, что у вас была идея создания классов-музеев. Она реализовалась?

 

Л. ДЕМЧУК: Она реализуется. Мы уже в период летней оздоровительной кампании провели сбор материалов. Дети подготовили выступление, я бы назвала это агитбригадой. Старшеклассники уже выступали перед младшими классами, перед средним звеном. Получилось очень красиво. Мы с этим проектом уже поучаствовали в конкурсах, ждем результатов.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Александр Игоревич, Лариса Анатольевна упомянула об инклюзивности образования. С начала 2016 года действует стандарт, по которому школы должны иметь возможность принимать детей с ограниченными физическими возможностями.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Говорить об окончательном введении этого стандарта пока преждевременно. Работа в штатном режиме фактически началась, в экспериментальном режиме она проходила и до этого. Задача на ближайшие годы, в том числе в рамках проекта, о котором мы с вами сейчас говорим, - до 2025 года обеспечить возможность всем детям с ОВЗ обучаться в инклюзивной среде. Я уже не говорю про специализированные образовательные организации.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Это же требует большой нагрузки на материально-техническую базу школ? Это и пандусы надо устанавливать, и книги с шрифтом Брайля закупать и специализированное компьютерное оборудование.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Сумасшедшая нагрузка. Пандусы – это мелочи, честно говоря. Там работы вплоть до расширения дверных проемов и рекреационных помещений. А уж по оснащению, конечно, очень большие затраты. Но самая большая проблема, по моему мнению, не в материально-технических затратах, а в подготовке педагогического корпуса, сотрудников педагогических организаций к работе с такой категорией детей. Потому что повышение квалификации, совершенствование педагогического мастерства – это наиболее сложная, растянутая по времени работа. У нас 58 тыс. педагогов в Челябинской области, учителей и воспитателей, я не говорю про обслуживающий персонал. У нас работают около 100 тыс. человек в образовательных организациях. Вы представляете, 100 тыс. людей нужно научить работать с такой категорией детей.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: А что сейчас это только разрабатывается? Такие дети еще не сели за парты вместе с обычными детьми?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Сели. Я сам был директором 13 лет, у меня в школе учились дети с церебральным параличом и слабовидящие. Но, конечно, те условия, в которых они учились тогда, не соответствуют современным требованиям. Сейчас требования к обучению таких детей – жесткие, суровые. И правильно, потому что такие дети требуют соответствующих условий, которые облегчают для них образовательный процесс.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Лариса Анатольевна, каким таким уникальным должен быть педагог? Учитель читает материал всем детям, все слушают. Почему их как-то нужно переобучать?

 

Л. ДЕМЧУК: Есть дети, у которых просто в силу осознания того, что они особенные, формируются определенные запреты, комплексы. Они не всегда идут на контакт. Для работы с такими детьми необходима психолого-педагогическая служба, где есть и дефектологи, и логопеды, и психологи, которые правильно подойдут к такому ребенку. И желательно, чтобы педагоги, работающие в таком классе, проходили специальное обучение. Это действительно особенные дети, и при наполняемости в 33 человека, если такой ребенок попадет в класс, педагогу будет очень сложно. Он должен быть профессионалом, мастером своего дела.


Е. СКРОЗНИКОВА: Лариса Анатольевна, к вам вопрос. Как планирует развиваться образовательный комплекс, состоящий из трех школ? Еще кого-то будете к себе подключать?

 

Л. ДЕМЧУК: У нас всегда сетевое взаимодействие было тесным. Начнем с Дворца пионеров и школьников, с которым мы всегда тесно дружили в рамках проведения научно-исследовательских работ, в рамках выступлений в различных конкурсах. Мы работаем со школой олимпийского резерва по гребле, это давняя традиция 148-й школы. Василий Петрович Рыбаков, один из создателей и тренеров этой школы, помогает нам активно в этом направлении. Школа расположена на берегу Шершней. В этом году ученики нашей школы принесли городу и области 60 медалей различной номинации. Наш выпускник – чемпион мира по гребле, золотой медалист.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Я вычитала, что еще и дошкольное образование войдет в эту систему. Задача – в одном комплексе объединить и дошколят, и школьников?

 

Л. ДЕМЧУК: На сегодняшний момент дошкольного образования в нашем комплексе нет. Но мы очень тесно сотрудничаем с детскими садами. Это и №23 и №40, и №39 и №35 – все четыре садика, которые находятся на Тополиной аллее. С детским садом №23 мы провели уже несколько совместных совещаний, определили, какие дети в этом году к нам придут. У нас очень тесно работают психологи, изучая, какие проблемы есть у детей. Мы поговорили с заведующей, Еленой Павловной Солнцевой, у них очень интересные направления. Каждая группа идет с различными углублениями. Например, изучение английского языка, ТРИЗ, логика, робототехника. Я сказала, что мы готовы принять этих детей группой в один класс и продолжить то, чем они занимались.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Александр Игоревич, насколько я знаю, это является одним из приоритетных направлений в системе образования нашего региона ? создание подобных образовательных комплексов. В чем преимущество, почему стали идти по пути укрупнения?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Если вы говорите о комплексах «школа-детский сад», это тема не новая для Челябинской области, у нас более 170 школ, которые имеют дошкольные отделения, не только в Челябинске, но и по всей области. Тема давно уже «обкатана». Но вообще укрупнение юридических лиц в системе образования позволяет такой организации иметь большое количество ресурсов. Я не покривлю душой, если скажу, что большие школы имеют существенный фонд оплаты труда для стимулирования педагогического персонала. В таких школах концентрируются квалифицированные педагоги, которые приходят на более высокую заработную плату. Я уже не говорю о тех людях, которые привлекаются по гражданско-правовым договорам, это вузовские работники, которые способствуют повышению качества образования в этой школе.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Давайте поговорим о системе образования в Челябинской области. Об этом говорится много лет, что она занимает лидирующие позиции в стране. По каким показателям мы так хорошо выглядим?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Практически по всем. Вас какие интересуют?

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Наверняка, это участие школьников в олимпиадах, что еще?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Если считать по количеству призеров Всероссийской олимпиады школьников, мы пятые в стране. Если считать по количеству призеров на душу населения, мы восьмые в стране ? чуть похуже, но тоже неплохо. Если брать охват дошкольного образования, мы здесь безусловные лидеры, а тот же самый Челябинск уже много лет является лидером среди городов-миллионников. У нас сейчас 81% по Челябинской области, а в Челябинске – 83%. Если брать систему профобразования, мы тоже одни из лидеров в стране, хоть по Worldskills, это сейчас новая олимпиадная волна, ставшая популярной в последние четыре года. И сейчас, кстати, будет наша российская сборная в конце ноября-начале декабря в Гетеборге будет представлять интересы России на Еuroskills. Наибольшее представительство из Москвы и Челябинской области – по шесть человек в различных компетенциях. По всем уровням есть определенные достижения, но и проблем тоже хватает.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: У меня перед глазами один из показателей - рейтинг 500 лучших школ России 2015-2016 года, куда вошло 18 южноуральских школ.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Это приятно. «Социальный навигатор» «РИА-Новости» поднимает правильную тему. Мы с ними начинали работать еще четыре года назад. Рейтинги эти нужны, но я бы их не абсолютизировал их, потому что на вершине этого рейтинга будут школы с отборными учащимися, профильные, как правило, школы. Но ничем не хуже коррекционная школа, где нет таких высоких показателей, но там дельта прироста в успеваемости и в образованности детей, может быть, более существенна.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Давайте поговорим о нововведениях, которые ждут систему образования в ближайшее время. Что у нас будет с ЕГЭ? Увеличится ли его количество или качество? Устная часть по русскому языку появится или нет? 

 

А. КУЗНЕЦОВ: В 2017 году точно не будет устной части ЕГЭ, хотя такая тема сейчас обсуждается. И в пилотном режиме летом будущего года, я думаю, некоторые регионы эту тему подхватят. Мы не будем это «обкатывать», у нас других экспериментов хватает. Надо иметь ввиду, что это потребует еще одного дополнительного дня для сдачи устной части ЕГЭ по русскому языку, потому что 15 тыс. в нашем регионе сдающих – это достаточно большая организационная нагрузка.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Расскажите про всероссийские проверочные работы, которые должны стать обязательными и массовыми.

 

А. КУЗНЕЦОВ: Во-первых, они уже стали такими. ВПР проводятся уже не только в этом году, они и в прошлом году проводились. Они будут проводиться со всеми возрастами по всем предметам. Это не столько оценка учебы ученика, потому что оценка за ВПР может учитываться, а может не учитываться образовательной организацией в оценке текущей успеваемости, это право школы. Нам и Москве ВПР нужны для того, чтобы получить общую оценку качества образования в регионе, в стране. Это то же самое, что происходит при международных тестированиях. Вот, например, есть такие тесты - PISA, TIMSS, PIRLS - это международные тестовые системы, в которых мы тоже регулярно участвуем. И мы понимаем, на каком уровне в мировой образовательной системе мы находимся.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Лариса Анатольевна, Александр Игоревич говорит, что у вас это все давно проходит. Я вычитала, что в четвертых классах – да, а в апреле 2017 впервые будут проводить в пятых классах. Для кого будет больше охват этими работами? Было ли это сделано для того, чтобы детей «натаскивать» в основном на те предметы, по которым сдаются ЕГЭ, а другие оставляют в сторонке. Или это не причина их появления?

 

Л. ДЕМЧУК: Не соглашусь с «натаскиванием». Дети обучаются в тех образовательных учреждениях, где я работала, равномерно по всем предметам. Если у ребенка есть склонность к математике, значит большую часть индивидуально-групповых занятий или внеурочных занятий он получает именно по этому предмету. Если к литературным, гуманитарным областям, значит, по этим предметам. Робототехника – значит, он идет на индивидуальные занятия или кружки по робототехнике. Проверочная работа – это срез, это независимая экспертиза, которая показывает, на каком уровне образование в данной школе, в городе Челябинске, в России. Я не думаю, что мы должны каким-то образом бояться этой экспертизы.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Александр Игоревич, последний вопрос который мы успеем с вами обговорить, стоит ли нам ожидать введения китайского языка как обязательного для сдачи ЕГЭ?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Нет, хотя в этом году несколько детей в Челябинской области сдавали его. Но это, естественно, не было обязательством. Это было их желание. И мы создали условия, чтобы они смогли сдать китайский язык, и поступать на соответствующие профильные специальности в лингвистические вузы. Видимо, решили свою жизнь связать с Китаем.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Пока этого в обязательной программе не будет?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Не будет. Иностранный язык будет, любой на выбор – китайский, японский, английский, немецкий, французский или испанский. 

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Коротко. Астрономию нам стоит ждать в ближайшем будущем в школах Челябинской области?

 

А. КУЗНЕЦОВ: Она, в принципе, у нас есть и даже кое-где преподается отдельным предметом. Но повсеместно - я не думаю. Даже в перспективе этого нет.

 

Е. СКРОЗНИКОВА: Спасибо вам большое за эфир. За ваше мнение. Это была программа «Разбор полетов». Спасибо, что были с нами.