Разбор полетов

Организация бизнес-инкубаторов на Южном Урале

В. Царьков: Не смотря на то, что беседовать мы с Вами сегодня будем об инкубаторах, тема у нас не орнитологическая. Говорить будем о бизнес-инкубаторах. Не так давно Южный Урал победил в федеральном конкурсе, получив за это дополнительно 11 млн. на инновационные проекты. Что это был за конкурс, кто принимал участие? Благодаря чему Челябинская область вышла победителем? Что вообще такое бизнес-инкубатор? Об этом нам расскажет замминистра экономического развития области Игорь Лашманов.

И. Лашманов: Я хочу сказать, что на «Эхе» мы встречались в прошлом году и как раз обсуждали условия участия Челябинской области в федеральном конкурсе на создание инновационной инфраструктуры для малого бизнеса под названием бизнес-инкубаторы.

В. Царьков: Т.е сегодня Вы могли бы начать свое выступление словами: "за отчетный период..."

И. Лашманов: Фактически, да. Год назад мы только говорили, что стали одним из тех субъектов РФ, который получил право на федеральное софинансирование такого бизнес-инкубатора. И действительно это не некое виртуальное орнитологическое образование. Это реально существующий бизнес-инкубатор в виде двух этажей пятиэтажного здания, который полностью оснащен самой последней техникой. Проведен очень хороший евроремонт. И я думаю, что те субъекты малого предпринимательства, которые станут победителями первого конкурса по отбору участников, они заедут в очень комфортное офисное здание, где можно развивать свой бизнес, идеи, получать самые различные консультации. И в конечном итоге создавать те предприятия, которые должны производить инновационную продукцию.

В. Царьков: Т.е на данный момент бизнес-инкубатор что из себя представляет? Количество офисов, человек, где он находится? Что значит два этажа пятиэтажного здания? Значит ли это, что в перспективе мы будем окучивать и остальные три?

И. Лашманов: Безусловно, это должен быть такой полный комплекс услуг. Поэтому те два этажа, которые были освоены в прошлом году - это только первый шаг. Это должен быть единый комплекс. Причем это не только офисные здания. Это и конференц-залы, и офисы коллективного пользования, где можно помимо какой-то простой продукции на своих компьютерах производить и продукцию более серьезного масштаба. В перспективе это должны быть площади для экспериментального производства. И такие перспективы есть. В настоящее время этот бизнес-инкубатор находится недалеко от «Южуралкондитера» на улице Троицкая 1-в. Почему мы начали с двух этажей, потому что условия конкурса предполагали софинансирование и область заявилась именно той суммой, которая была заложена в областной целевой программе. 

В. Царьков: А что Вы будете предлагать на втором этапе конкурса? Я слышал, что Вам предстоит ещё и второй этап федерального конкурса.

И. Лашманов: На втором этапе мы также будем предлагать те три этажа и уже  такое закрытое обособленное помещение, которое в итоге должно получиться. Если мы сумеем доказать состоятельность нашего проекта, а мы в этом практически не сомневаемся, то мы думаем, что у нас ест все шансы стать победителям и в этом году. Чтобы получить федеральное софинансирование. Вообще эти конкурсы, которые проводит Минэкономразвития и торговли РФ, за последние три года становятся достаточно популярными в субъектах РФ. И мы надеемся, что не только в таких конкурсах, но и в других на условиях софинансирования мы вполне можем участвовать с учетом того, что две областных целевых программы развития малого бизнеса, развития инновационной деятельности успешно реализуются на территории нашего региона.

В. Царьков: А существует какая-то реальная конкуренция из желающих попасть в бизнес-инкубатор? Или с учетом недостаточной информированности и рекламировать нужно больше.

И. Лашманов: Два года назад, фактически не имея на территории РФ закона о стимулировании инновационной деятельности, наши депутаты с Правительством области такой закон приняли. И на его основе родилась программа развития инновационной деятельности. И здесь ведь никто не изобретал велосипед. Если вспомнить Советские времена, не всё было так плохо. Существовали различные отраслевые научные институты, когда академическая наука не замыкалась только на создании квалифицированных документов, которые стоят на полках, а работала на конкретное производство. И то, что сейчас страна повернулась к инновационному развитию, об этом мы говорили на последнем экономическом форуме, что основа стратегии социально-экономического развития Челябинской области - это повышение инновационной составляющей той продукции, которая является основой для валового регионального продукта.

В. Царьков: Существует такое мнение, что, лежа под пальмой и имея свой банан ежедневно, особо суетиться и не стоит. И в этом смысле Челябинской области зачем? Столько металла, леса.

И. Лашманов: Да. Вот есть яркий пример. Его привел председатель экономического комитета по программе развития Уральского региона профессор Сергей Воздвиженский. Если сравнить стоимость тонны металла и стоимость тонны мобильных телефонов, то те цифры, которые мы увидим, скажут обо всём. Безусловно, это очень хорошо, что есть такая конъюнктура на нефть, на металл. Но это не будет вечно. Только инновационное развитие - основа нашего будущего. Сырьевые придатки хороши. Те же арабские страны развиваются за счет нефти. Но и они вводят в производство всё  больше инновационных технологий.

В. Царьков: Тогда какие типы фирм в основном идут в бизнес-инкубаторы? Это фирмы начинающие, или сложившиеся? Студенчество в этом деле принимает какое-то участие?

И. Лашманов: Само слово инкубатор подразумевает начинающие фирмы. Это создание тех условий, когда из ничего получится нечто. Но инкубатор - это не единственный элемент инновационной инфраструктуры. У нас уже созданы два технопарка. Именно на базе наших ведущих университетов: ЮУрГУ, Магнитогорского технического. Они получили первые гранты. И уже там появляются фирмы, которые реально приносят доход и реально повышают налогооблагаемую базу, которая поступает в бюджеты.

В. Царьков: А вообще бизнес-инкубатор это наше российское ноу-хау? Существуют ли они за границей? Потому что на первый взгляд кажется, что там в течение 70-ти лет предпринимательскую жилку никто не вырезал. И там этого и не нужно.

И. Лашманов: Вот Вы сказали про заграницу. И сразу на ум приходят такие милые сердцу слова "силиконовая долина". Это можно назвать как угодно. Дело не в названии. Просто бизнес-инкубатор для российского уха более понятно. Мы знаем, что инкубатор - это в принципе выращивание цыплят. И действительно создание условий для начинающих фирм - задача, в том числе и государства. Если взять нынешнюю Финляндию, мы такой опыт изучали. То там создание таких вещей как бизнес-инкубатор, технопарки - это в общем, государственная задача.  Если взять Америку, город Атланта.  Мы там были и смотрели их опыт. То университет в Атланте действительно воспитывает тех будущих бизнесменов и научных консультантов, которые уже адаптированы к той экономике, которая есть в США. Если вспомнить те же 15 лет назад, когда, к сожалению, наука фактически уничтожалась. Что греха таить, мы потеряли много отраслевых институтов. Академическая наука, которая осталась в лице подразделений академии наук. Подчас она варилась в собственном соку и не приносила те научные дивиденды для реального производства. В последние годы, и это благодаря, наверное, директорам едущих ВУЗов Челябинской области, наука действительно повернулась к производству. И такую задачу ставят перед всеми участниками инновационного процесса Губернатор области. И с пониманием относятся и ВУЗы и студенты. И те молодые ученые, которые сейчас появляются, я часто с ними встречаюсь, просто вызывают уважение.

В. Царьков: Т.е несмотря на наше сырьё и прочее, инновации - это такой магистральный путь развития и всей России, и всей Челябинской области. Оттолкнувшись от птенцов, выросших в инкубаторе. Вы потом их отправляете в свободный полет или продолжаете опекать какое-то время ещё? 
И. Лашманов: Задача любой власти - сопровождать те перспективные проекты, которые позитивно влияют на экономику области. Безусловно, выживут не все. Я не имею в виду в физическом плане. Выживут не все идеи. И действительно процент идей, которые появляются в зародыше, и которые потом реализуются в промышленное производство - он небольшой. Просто отдача очень велика. И это так называемые венчурные фонды и работают на такие рискованные идеи. И если даже 9 идей не воплотятся в какую-то реальную продукцию...

В. Царьков: То прибыль от десятой покроет…

И. Лашманов: Безусловно. Ещё одно есть такое красивое слово - "бизнес-ангелы". Мы недавно встречались с нашими английскими коллегами. У них есть серьезное желание с так называемыми "бизнес-ангелами" (с бизнесменами, которое готовы вкладываться в рискованные проекты) серьезно осесть у нас на Южном Урале.

В. Царьков: У меня есть такое ощущение, что Китай сейчас сплошная силиконовая долина.

И. Лашманов: Мы были 2 года назад в Шанхае. Это конечно экономический центр не только Китая, но и всей Юго-Восточной Азии. И те государственные подходы к созданию особых экономических зон, продвижению своей продукции, подчас нарушая все законы всемирной торговой организации, очень настырно идут к созданию высокотехнологичной  продукции. Это заслуживает уважения, внимания и изучения.

В. Царьков: Понятно. Бизнес-центр - режим наибольшего благоприятствования. А в чем заключается этот режим? Это какие-то семинары, может быть занятия с педагогами? Это какая-то меньшая оплата за аренду помещения? Что есть сам бизнес-центр?

И. Лашманов: Во всем, что Вы перечислили, есть доля истины. Конечно, это льготная аренда. Хотя те субъекты малого предпринимательства, которые туда войдут, будут отбираться на конкурсной основе. Это не значит, что туда могут попасть любые предприятия, например, по блату.

В. Царьков: Т.е желающие есть?

И. Лашмаов: Конечно, есть. Мы ведь системно работаем с малыми предприятиями. Достаточно сказать, что в том году в конкурсе инновационных проектов приняло участие более 120 фирм, которые уже имеют не только идею, а проработанные проекты.

В. Царьков: А вот само слово инновации, инновационный проект, мы его не замыливаем, ни нивелируем до какого-то среднего понятия? У нас есть по настоящему хорошие сумасшедшие инновационный проекты?

И. Лашманов: Безусловно. Недавно с большим удовольствием смотрел по НТВ сюжет об одной из наших фирм, которая уже вышла на промышленное производство - создание совершенно уникальных потолков, которые сами обогревают помещение. И они уже применяются во многих детских садах. Я знаю, что поток запросов со всей России идет сумасшедший. Это действительно уникальная технология, которая должна применяться. Или возьмите очень мощный проект нашей группы "Метран" по энергоемким технологиям, по сохранению затрат на энергоносители, которые имеют примеры применения. Те 800 с лишни миллионов, которые получил в виде гранта ЮУрГУ в том числе были получены с помощью этого важного проекта для национальной программы "Доступное жилье". Эти примеры показывают, что это очень перспективно. Если взять разработки и не замыливать слово инновации на нашем передовом ММК, то по оценкам экспертов очень большая сумма - до миллиарда долларов получена дополнительной (не прибыли) продукции за счет внедрения новых технологий по производству металла.

В. Царьков: А вообще бизнес-инкубатор - это в конечном итоге какой-то диплом или корочка? Это какие-то установленные занятия? Как это всё происходит?

И. Лашманов: Дело не в корочке, а в той продукции, которая может в дальнейшем выйти в промышленное производство. А какие-то особые режимы обучения или чего-то ещё, здесь по мере желания тех субъектов, которые будут там находиться, всё это будет предоставляться.

В. Царьков: А как тогда может получить преференции выпускник, назовем его "птенец" бизнес-инкубатора, и как его смогут отличить от обычного предпринимателя?

И. Лашманов: Я думаю, что в конечном итоге всё решает конкуренция между технологиями. Дело покажет. Вернемся к фразе "орнитологический инкубатор". Вот цыпленка вырастили, а дальше как он будет жить… Главное, заложить в него те ростки жизни, которые помогут жить в непростом мире экономики.

В. Царьков: А в какой области бизнеса наиболее интересно проявить себя и имеет смысл? Скажем, если это производство, то чего? Если это продажа, то где и чего?

И. Лашманов: Наиболее перспективные отрасли сейчас - это строительство жилья, инновационные подходы в образовании, здравоохранении. Т.е то, что в первую очередь востребовано людьми. Торговля будет всегда. И ажиотаж, связанный с рынками - искусственный. Малые предприятия будут жить только в производстве. Там, где выше добавленная стоимость, где выше передел, где в итоге ближе конечная продукция.

В. Царьков: Спасибо Вам за беседу, Удачи. Хорошее дело затеяли.